RSS

ФЕДОР ПАРФЕНЬЕВИЧ БОГАТЫРЧУК (1892 –1984)

31 Дек

Шахматист, ученый, общественный деятель

Среди многих эмигрантов, с которыми меня свела моя долголетняя работа на Радио Канада, Федор Богатырчук занимает особое место. Главным образом, благодаря многогранности своей деятельности. Он получил известность в шахматном мире еще до революции. В возрасте 18-ти лет Богатырчук опередил будущего претендента на мировое первенство Ефима Боголюбова, став чемпионом Киева.

За шахматной доской с Ю.Боголюбовым, Киев, 1914

Ф.Богатырчук с Е.Боголюбовым, Киев, 1914

На одном из редких снимков он запечатлен за шахматной доской с Е.Боголюбовым в Киеве в 1914 году. Федор Богатырчук в 1927-ом году получил звание чемпиона СССР по шахматам, а в 1937-ом стал чемпионом Украины. Он был участником, правда, без особого успеха, знаменитых Московских международных турниров 1925  и 1935  годов. На обоих играл легендарный Х.-Р. Капабланка, на втором – М.Ботвинник, с которым Богатырчук имел лучший в истории счет результативных партий — 3:0!. В 1929-ом году в СССР вышла книга Ф.Богатырчука: «Борьба за первенство мира: Алехин – Капабланка – Боголюбов». Чуть раньше Богатырчук издал первый на украинском языке учебник по игре в шахматы: «Шахи. Підручник гри».  В послевоенные годы, уже живя в Канаде, Федор Богатырчук был победителем и призером ряда турниров, став в 1949-ом году вице-чемпионом Канады по шахматам. В начале 60-х он также стал двукратным чемпионом своей новой родины в игре по переписке. В 1954 году Федор Богатырчук получил титул международного мастера. Гроссмейстером он не смог стать только потому, что против его кандидатуры возражал Советский Союз.

Другая, не менее важная сфера деятельности Федора Богатырчука – это медицина. Он закончил медицинский факультет Киевского университета Св.Владимира в 1917 году и во время гражданской войны умудрился побывать в разных враждебных лагерях, служа попеременно начальником военно-санитарного поезда корпуса сечевых стрельцов, военврачом в Красной армии и заведующим рентгенкабинетом в госпитале Добровольческой армии. Полагаю, что главным для него было спасение людей вне зависимости от их политических взглядов. Вполне естественно – и это показала его последующая жизнь, — что внук священника и сын регента церковного хора во Флоровском женском монастыре вряд ли мог питать симпатии к большевикам. Тем не менее, в советское время Федор Богатырчук сумел избежать репрессий и сделал блестящую медицинскую карьеру, став доктором медицины в области рентгенологии. В середине 20-х он даже был направлен в Берлин и Вену, где прошел курсы рентгенодиагностики и терапии. С 1937 года вел онкологические исследования в знаменитом Институте экспериментальной биологии и патологии А.Богомольца.

Ф.Богатырчук в Канаде

Ф.Богатырчук в Канаде

Его медицинская карьера продолжилась в Канаде, куда он эмигрировал в 1949-ом году. Его сразу же приняли на работу в качестве профессора на кафедру анатомии медицинского факультета Университета Оттавы, где он трудился вплоть до 1970-го года. Он был почетным членом Канадского общества радиологов, участвовал в ряде международных конгрессов геронтологов, а в 1955-ом году получил престижный приз и медаль имени Барклая как лучший радиолог мира за работу «Стареющий позвоночник человека».

Летом 1984 года я отправился в Оттаву, чтобы взять интервью у Федора Богатырчука для своей программы на Радио Канада. Повод для этого интервью был совсем другой, о чем чуть позже. Интервью сохранилось в спасенном мной архиве передач русской секции Международного канадского радио и дожидалось своей очереди для публикации. Неожиданно через монреальских знакомых я узнал, что меня разыскивает программист и шахматист из Сан-Франциско Яков Зусманович, сообщивший мне, что в архиве Федора Богатырчука сохранилось упоминание об  интервью журналисту Радио Канада Евгению Соколову. Более того, там было и мое письмо его дочери Тамаре Федоровне Елецкой, скончавшейся в 1998-ом году.  Вскоре через Якова на меня вышел шахматный писатель Сергей Борисович Воронков, автор вышедшей в 2013 году  в Москве книги «Федор Богатырчук. Доктор Живаго советских шахмат». Оказывается, шахматисты не только не забыли этого легендарного человека, но еще издали книгу о нем в 2-х томах. Сейчас же Сергей Воронков готовит к печати книгу Федора Богатырчука «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту», дополненную большим количеством рукописей и документов из его архива . Вот уж воистину habent sua fata libelli – и книги имеют свою судьбу!%d0%be%d0%b1%d0%bb%d0%be%d0%b6%d0%ba%d0%b0-%d0%ba%d0%bd%d0%b8%d0%b3%d0%b8

Поводом для моего интервью с Богатырчуком была как раз эта книга, вышедшая в Сан-Франциско в 1978 году. Сергея Воронкова интересовали все обстоятельства моей поездки в Оттаву и, конечно же, голос героя его книги, которого он никогда не слышал. Это побудило меня опубликовать эту архивную запись. Тем более, что благодаря Сергею я получил как новую информацию, так и фотографии, которые мне было позволено здесь опубликовать. Особая ему за это благодарность. Тут мы подходим к общественной деятельности Федора Парфеньевича. После войны в Канаду приехало много украинцев. В основном это были сторонники Степана Бандеры, ветераны Украинской повстанческой армии и дивизии СС «Галичина». После войны Великобритания специально договорилась с Канадой, чтобы Канада их приняла. Украинцев, в том числе бандеровцев и эсэсовцев , в отличие от русских, союзники Сталину не выдавали. Понятно, что антирусские настроения в этой среде были очень сильны. Федор Богатырчук отличался от них тем, что видел будущее Украины в единстве с Россией. Сторонники Богатырчука были в явном меньшинстве, но все же они были. Богатырчук принимал активное участие в деятельности украинской общины, редактировал издания «Східняк» и «Федераліст-демократ», был председателем Объединения украинских федералистов-демократов США и Канады.

Удостоверение Ф.Богатырчука во времена оккупации

Удостоверение Ф.Богатырчука во времена оккупации

Общественная деятельность Федора Богатырчука началась во время немецкой оккупации Киева, когда он возглавил Украинский Красный Крест, занимавшийся в первую очередь помощью военнопленным. Он не только собирал продовольствие для лагерей, но и пытался спасать русских военнопленных, записывая их украинцами. Все это не приветствовалось оккупационными властями, и Богатырчук даже отсидел три недели в тюрьме гестапо. Во  время оккупации он возглавлял в Киеве Институт экспериментальной медицины и в 1943-ем был эвакуирован с этим институтом в Германию. В 1944 Богатырчук примкнул к генералу Власову и вошел в президиум Комитета освобождения народов России (КОНР), где руководил Медицинским управлением и Украинской национальной радой.

Тут необходимо сделать некоторое отступление. Рост неонацистских настроений на Украине, выразившийся в героизации Степана Бандеры и его подручных, а также марши выживших ветеранов эсэсовских подразделений на Украине и в Прибалтике, разговоры о советской оккупации и попытки умалить победу СССР во Второй мировой войне вызвали понятную отрицательную реакцию российских властей и общественности. Стали раздаваться призывы принять закон против фальсификации истории и даже сажать в тюрьму за публичное восхваление нацистов и их пособников.

Братская могила солдат РОА в Праге

Братская могила солдат РОА в Праге

В случае принятия такого закона тюремный срок грозил бы историку, озвучившему исторический факт, что большую часть Праги еще до прихода советских войск освободили бойцы 1-й дивизии Русской освободительной армии (РОА) под командованием генерал-майора Буняченко. Власовцы поддержали восставших чехов и, начав наступление на аэродром Рузине, помешали немцам бомбить город. Вполне возможно, что это спасло Прагу от разрушения. Во время этих боев (6-8 мая) власовцы потеряли около трехсот бойцов, и на Ольшанском кладбище в Праге в начале 90-х годов, уже  после Бархатной революции, им был установлен памятник. Когда известный российский телеведущий декларирует, что для него все власовцы – предатели, так и хочется спросить его, а кого предал генерал П.Н.Краснов и его казаки, никогда не жившие в СССР? Они воевали в гражданскую войну на стороне белых и продолжили свою войну против большевиков на стороне Гитлера. Может быть, они даже не знали о циркуляре Оргбюро ЦК ВКП(б) от 24 января 1919 о поголовном истреблении всех верхов казачества, но они вполне испытали это на себе. Геноцид Ленина, его соратников и последователей против целых категорий русского народа, включая крестьянство, привел к тому, что сотни тысяч людей при первой возможности взялись за оружие, чтобы бороться с советской властью. По разным оценкам, в общей сложности их было свыше миллиона. Их надежды на свержение Сталина можно объяснить: на стороне Гитлера воевала или симпатизировала ему практически вся Европа, кроме Великобритании.

Памятник в Ново-Дивеево

Памятник в Ново-Дивеево

Те, кто избежал смерти и насильственных выдач в СССР, после войны рассеялись по всему свету вместе с сотнями тысяч так называемых ди-пи, перемещенных лиц, составивших костяк второй волны эмиграции. Эти люди строили в странах русского рассеяния церкви и монастыри, русские культурные центры, издавали газеты и журналы.  Это они установили памятник участникам Освободительного движения народов России с барельефом Власова на кладбище Ново-Дивеевского монастыря под Нью-Йорком, где служились и до сих пор служатся панихиды по всем, «в смуте умученным и убиенным, на поле брани за Веру, Царя и Отечество живот свой положившим»….

Апологеты неосоветской интерпретации истории предлагают забыть о ленинском и сталинском терроре ради примирения нации, мол все это – часть единой русской истории. Хорошо. В таком случае, и Русское освободительное движение следует считать частью нашей общей истории. Но такого не происходит и, как мне стало известно, книгу Федора Богатырчука издать сегодня в России сложно, и она будет печататься за границей. Это еще одна причина, по которой я поспешил с публикацией этого интервью. В своем более, чем 90-летнем возрасте Федор Богатырчук за десять минут сумел логично рассказать о своей жизни, мировоззрении, о надеждах и разочаровании в немцах, о личности генерала Власова и о многом другом. Такие воспоминания должны быть интересны для непредвзятого любителя истории. Они доказывают, что история не знает черно-белой палитры.

Архив русской секции Радио Канада. Интервью с Ф.П.Богатырчуком о его книге «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту».  

 

С семьей в Оттаве, 1959 год

С семьей в Оттаве, 1959 год

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Вскоре после публикации этого материала я получил послание от Сергея Воронкова, автора книги о Ф.Богатырчуке. Он взял на себя труд распечатать это интервью для своей книги. Кроме того, комментарии Сергея  дополняют историю этого интервью. Посему я счел уместным дополнить свой материал его текстом:

Сергей Воронков

ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ

Когда книга была уже подготовлена к печати, фортуна в очередной раз расщедрилась. За несколько часов до нового, 2017 года в блоге канадского журналиста Евгения Соколова появилось радиоинтервью с Богатырчуком (https://esokoloff.wordpress.com/). Я не мог и мечтать о таком подарке под елку: услышать голос Федора Парфеньевича – это было настоящее рождественское чудо!

…Лет десять назад, разбирая архив Богатырчука, я увидел конверт с логотипом Radio Canada International на имя Т.Ф.Елецкой. Внутри лежали два письма и статья о Ф.П. с таким финальным абзацем: «Незадолго до смерти профессора Богатырчука у него взял интервью наш сотрудник Евгений Соколов. Это интервью вы сможете услышать в одной из программ “Беседы с канадцами русского происхождения”».

Одно из писем было как раз от Е.Соколова (Монреаль, 4.10.1984): «Многоуважаемая Тамара Федоровна! Посылаю Вам копию программы о Федоре Парфеньевиче, которая у нас уже прошла (автор Ю. Боголепов), а также кассету с интервью, которое пойдет в ближайшие дни. Я это интервью изрядно почистил, так что, надеюсь, ни к технической, ни к смысловой стороне у Вас возражений не будет. На всякий случай прилагаю к письму свою карточку с телефоном. Я еще раз сердечно благодарю Вас за помощь»

Второе письмо оказалось ответом Т.Ф. (Оттава, 9.10.1984): «Многоуважаемый Евгений! Мне кажется, что Вы очень хорошо отредактировали это интервью и, значительно сократив, сохранили все существенные части беседы. Сейчас особенное впечатление на меня производит папин слабый надтреснутый голос и его мысли, так ясно изложенные. За неделю до своей смерти он провел еще одну беседу с одним человеком, бывшим тут в гостях из Польши. Я тогда никак не думала, что это будет его последняя беседа, и мне в голову не пришло записать ее на ленту… Я не думала, что будет возможно открыто говорить о затронутых вопросах в передаче на ту сторону, и мне и маме это очень значительно, так как мы уверены, что многие “там” услышат и передадут другим…»

Как вы уже догадались, кассеты с интервью в конверте не было. Как и надежды когда-нибудь разыскать его, ведь столько лет прошло!

И снова, в который уже раз, помог Яков Зусманович. В свое время он пытался найти Соколова, но тщетно. А тут недавно встретил его имя в программе Русского литературного клуба в Монреале. Гостем одного из вечеров значился: «Евгений Соколов – журналист, публицист, общественный деятель, сотрудник русской секции Радио Канада (1978–2012)». «Сережа, у Вас сердечко не ёкнуло? – прочитал я в скайпе. – Да это тот самый Соколов с канадского радио, который брал интервью у Богатырчука! Мир тесен, и теперь он от меня никуда не уйдет: организаторы этого вечера, Арнольд и Валентина Рожинские, в прошлом заслуженные артисты Украины, не поверите, дедушка и бабушка моей ученицы, которую я учу шахматам каждое воскресенье!»

И вот долгожданная весть: интервью сохранилось и скоро увидит свет! Узнав имейл Евгения Серафимовича, я попросил его написать пару слов о том визите. Увы: «Дорогой Сергей! Спасибо за интерес к Ф.Богатырчуку. Счастлив, что интервью чудом удалось спасти вместе с архивами русской секции Радио Канада. Всё это было давно, и я даже не помню, что писал письмо Тамаре Федоровне. Визит вспоминается смутно, так что вряд ли могу помочь с подробностями. Одно могу сказать: достойный был человек. В украинской громаде его не ценили, так как Ф.П. был федералистом. Он считал, что Украина должна быть с Россией»

Главной темой интервью, данного незадолго до смерти, оказалась книга «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту». И по-своему символично, что именно оно завершает настоящее издание, как бы подытоживая жизнь Богатырчука.

 

– Федор Парфеньевич, никто, наверное, не может рассказать лучше о своей книге, чем сам автор. Поэтому первый вопрос: не могли бы вы вкратце рассказать, о чем ваша книга?

– Ну, все мои переживания во времена советской власти. О том, сколько раз мне приходилось терпеть всякого рода унижения и невольно потворствовать тому тоталитарному направлению во всей духовной жизни, которое проводит советская власть.

– Книга основана на ваших личных воспоминаниях?

– Да, конечно. Когда мы узнали о том, что немцы идут на Киев, мы обрадовались главным образом тому, что мы можем вырваться. Не тому факту, что немцы, – ведь мы знали об их поведении весьма хорошо даже из той скудной информации, какую имели. Но мы все-таки ждали их, потому что это была абсолютно единственная возможность вырваться из-под того гнета, в котором мы находились.

– Федор Парфеньевич, вы говорите «мы». Кто эти мы?

– Все те – а их было много – мои единомышленники, которые видели главное зло не в немцах, а в самих большевиках: в их теориях, в их тоталитарных методах… Поэтому мы ждали освобождения из-под этого гнета.

– Вы можете сказать, что с немцами пришло это освобождение?

– В одном аспекте пришло: мы не видели большевиков хотя бы. А в других аспектах не так-то сильно, потому что, например, меня лично, как я рассказываю в своей книге, посадили даже в тюрьму. За что? Во-первых, меня обвиняли в том, что я был коммунистом, – вы ж понимаете, как это для моего уха звучало, во-вторых, что я способствовал вольнодумству всякому… В общем, ни в чем серьезном они меня обвинить не могли, и показателен хотя бы тот факт, что меня выпустили через месяц из этого учреждения (гестапо. – С.В.).

Забыл сказать, что я был председателем Украинского Красного Креста, который оказывал помощь всем, в особенности интеллигентам, находившимся в очень неважном положении.

– Этот Красный Крест действовал уже после оккупации немцами Киева?

– Да. Главное, что им не нравилось, это то, что мы для сбора пожертвований, главным образом продовольственных, отправляли по селам своих агентов, и те привозили довольно основательные пожертвования. Немцев особенно злило то, что они не могли получить, можно сказать, краюшки хлеба без насилия, а нам давали так охотно всё это.

– В своей книге вы также пишете о вашем участии во Власовском движении. Не могли бы вы остановиться на этом подробно?

– Я слыхал об этом движении еще в Киеве, но принципиально не сразу мог прийти к нему. Ведь во Власовском движении я должен был стать – фиктивно, конечно – на сторону своих врагов. Но я никогда платформы фашизма, озверелого национализма немцев не признавал и не признаю, они просто по-глупому себя иногда вели. Совершенно по-глупому! Они должны были понимать с самого начала, что в лице русского и украинского населения они встретят не врагов, а союзников! Потому что оно ожидало освобождения от большевистского гнета, а в результате получилось не освобождение, а «Дранг нах остен» (нем.: «Натиск на Восток». – С.В.) так называемый: не столько борьба против большевизма, сколько распространение жизненного пространства для немецкой расы.

– Что же вас заставило в конце концов принять участие во Власовском движении?

– Это была абсолютно – абсолютно! – единственная возможность выступить против большевизма.

– В чем именно заключались ваши обязанности в этом Движении?

– Обязанности гражданские главным образом. Помогать населению (остарбайтерам. – С.В.).

– Скажите, пожалуйста, какое отношение было во власовской армии к немцам, я имею в виду – к нацистскому руководству?

– К нацистскому руководству? Конечно, самое отрицательное. Потому что они… вообще нас не считали даже за людей!

– Но тем не менее нацистское руководство помогало генералу Власову, оно вооружало его армию. Таким образом, власовская армия была как бы зависимой и многие считают, что она была союзницей нацистской армии. Как вы смотрите на это?

– Ну это, конечно, неправильно. Потому что если бы она была союзницей, то наци направляли бы ее на те участки фронта, на которых у них было очень слабо. Они этими соображениями не руководствовались… Во многих случаях при помощи простого громкоговорителя власовские офицеры добивались того, что за ночь к ним переходило большое количество советских военнослужащих. Но это не была сторона немцев, никто так не говорил, – а все говорили, что это власовская сторона!

Власов в первую очередь был против, говорил, что он никак не может принять полностью (немецкие требования. – С.В.). При первом нашем свидании мы с ним разговорились, и он показал мне манифест. Так в этом манифесте, я поразился, не было ни слова о евреях! Как? Немцы, и ни одного слова о евреях?! Это была совершенно невиданная вещь в тех условиях. И Власов, помню, с такой улыбочкой заявил мне: «Ну что ж, вы сами должны понимать, чего мне это стоило».

– Федор Парфеньевич, вы лично встречались с генералом Власовым. Какое впечатление производил он на вас?

– Очень хорошее. Вы знаете, первое время я, как советский интеллигент, вообще был против военных. Никак не думал, что они могут быть интеллектуалами. Первая моя беседа с ним происходила на квартире у одной женщины, которая была мне знакома еще по Киеву. И я был поражен! Он обнаружил весьма широкие горизонты понимания и истории, и литературы, и русской культуры… Так что у меня резко изменилось к нему отношение. Он никак не был солдафоном, а был вполне культурным человеком, понимающим всё то, что он делает, и делающим это только потому, что у него не было другого выхода. И конечно, он после победы (над Сталиным. – С.В.) не ограничился бы тем, чтобы передать власть в руки военных, а несомненно бы передал ее в руки демократии, в руки самого народа.

– Федор Парфеньевич, вы сказали, что когда власовская армия сталкивалась с советской армией, то многие советские военнослужащие переходили на ее сторону. Чем же объяснить, что в итоге власовская армия не смогла выполнить те задачи, которые она перед собой поставила, а именно: обратить советскую армию к войне против Сталина?

– Прежде всего это объясняется тем, что немцы ведь обманули Власова. Они ему обещали полное равноправие с немецкими частями в отношении борьбы с Советами, а в то же время держали эту армию в тылу, лишь изредка допуская к активным действиям. Либо держа ее под неусыпным надзором немецких частей.

Судьба Власова тоже говорит сама за себя. Ему было несколько раз предложено, уже в момент поражения, бежать. Он отказался. Он сказал, что разделит с армией ее участь.

– Большое спасибо, Федор Парфеньевич, за ваше интервью.

Радио Канада, октябрь 1984

 

Свою публикацию Евгений Соколов заканчивает словами: «Апологеты неосоветской интерпретации истории предлагают забыть о ленинском и сталинском терроре ради примирения нации, мол, всё это – часть единой русской истории. Хорошо. В таком случае, и Русское освободительное движение следует считать частью нашей общей истории». Согласен, но с одной поправкой: частью единой русской истории должно стать Освободительное движение народов России! Одним из лучших представителей которого был профессор Богатырчук.

Дополнение от автора:

В июле 2017 года я получил послание от историка Сергея Воронкова с сообщением о выходе книги Ф.П.Богатырчука:

Дорогой Евгений!
Забыл написать, что в мае я ездил в Прагу на презентацию книги Ф.П.Богатырчука «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту». Сами мемуары Ф.П. 1978 года (с моими подробными комментариями) занимают лишь половину нового издания, а всё остальное — это уникальные материалы из его богатейшего архива: рукописи, статьи, переписка, документы, фотографии, а также воспоминания о нем. Томик получился солидный: 616 стр. большого формата, 180 илл., весит аж 1,5 кг! Бумага, переплет — всё супер. А особенно фотки: все прекрасного качества, лучше, чем на меловке. Тираж всего 200 экз.
Презентация прошла в Доме национальных меньшинств, где расположено общество «Русская традиция», выпустившее книгу (я сам оплатил все расходы по верстке и изданию). Собралось человек 25-30, что по пражским меркам считается много. Выступал минут 40, на экране показывались фото и документы из книги. Принимали очень тепло, потом мне сказали, что презентации такого качества и масштаба у них еще не было. По окончании дал интервью для «Радио Прага».
Всех благ. Сергей

 

 

 

 

 

 

Поздравляю! Очень полезное дело в век фальсификации истории!

Реклама
 
Оставить комментарий

Опубликовал на Декабрь 31, 2016 в АУДИО АРХИВ RCI, Канада

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: