RSS

ПОПЫТКА ЗАПРЕТИТЬ ЛОШАДЕЙ В МОНРЕАЛЕ

02 Июн

ПОЖАЛЕЛ ВОЛК КОБЫЛУ

Коляска перед собором Нотр Дам в Монреале

Упряжка перед собором Нотр Дам в Монреале

Два дня продержался в Монреале запрет на упряжки с лошадьми. Верховный суд Квебека по иску возниц его отменил. Мэр Монреаля Дени Кодерр, который прогнал лошадей с монреальских улиц, был посрамлен. Вроде бы, и дело с концом. Но эта история наводит на размышления.

Поводом для запрета упряжек послужили два случая, когда лошади спотыкались на мостовых. Один произошел в прошлом году, другой – в этом. В обоих случаях лошади не пострадали, но мэр усмотрел в этом издевательство над животными  и угрозу общественной безопасности. Кроме того, защитники прав животных бьют тревогу по тому поводу, что лошади, катающие туристов, работают слишком долгие часы в тяжелых условиях, например, при сильной жаре.

Вот и решил мэр отобрать лицензии у двадцати с лишним возниц сроком на один год,  чтобы в течение этого времени поразмышлять, что делать с лошадьми дальше.  Мораторий на экипажи застал работников лошадиной туриндустрии врасплох. Некоторые из них занимались извозом туристов несколько десятилетий и уже перевалили за шестидесятилетний порог своего возраста.  Извоз — их единственное занятие, и перспектив найти другую работу у них просто нет. Ждать целый год в надежде, что в голове мэра произойдет просветление, они не могут. Только одно содержание лошади стоит $5 тыс. в год. Непосильная трата для людей, которым после истечения срока пособия по безработице грозил велфэр.

Мэр Монреаля, однако,  обеспокоился больше судьбой лошадей, нежели, чем людей. Так что о лошадях и поговорим.  Когда в 2009 –ом году Монреале закрылся ипподром Blue Bonnets, часть беговых лошадей отправили на живодерню. Конина в Квебеке востребована, и специализирующиеся на этом виде мяса дельцы покупают лошадей на аукционах. Кто поручится, что такая же судьба не могла быть уготовлена оставшимся без работы лошадям монреальских экипажей? Часть из них согласилось принять Общество по предотвращению жестокого обращения с животными (SPCA). Но только при условии, что лошади уже больше никогда не будут возить людей.  Лошадям грозило долгое  заточение в стойлах за исключением коротких ежедневных прогулок в надеже, что они в конце концов обретут нового хозяина.

Тем, кто занимается с лошадьми, известно, какая сильная связь существует между лошадью и ее хозяином. Моя монреальская знакомая, ныне покойная герцогиня Екатерина Александровна Лейхтенбергская, в гражданскую войну была сестрой милосердия в Белой армии. Она эвакуировалась из Севастополя вместе с армией генерала Врангеля. Трагический уход с родной земли запечатлился в ее памяти. Брошенные на пристани лошади в самом деле бросались в воду и плыли за уходящими кораблями. Бывшие их хозяева стреляли не только в своих лошадей, некоторые стрелялись сами. На корабле Екатерины Александровны застрелились несколько человек. Об этом ярко написал эмигрантский поэт Николай Туроверов:

Уходили мы из Крыма

Среди дыма и огня;

Я с кормы все время мимо

В своего стрелял коня.

А он плыл, изнемогая,

За высокою кормой,

Все не веря, все не зная,

Что прощается со мной.

Потеря или смена хозяина – это большой стресс для лошади. Большинству монреальских лошадей, подпавших под мораторий, пришлось бы со своими хозяевами расстаться. Эта мысль, конечно же, не пришла в голову мэру Кодерру.

Лошади служили  человеку в течение тысячелетий. Они переносили с ним тяготы тяжелых работ и походов. Они возили фараонов в знойном Египте, переходили Альпы с армиями Ганнибала и Суворова,  пахали поля и возили людей … В одном из парков Нью-Йорка есть памятник лошадям пожарных команд, которые погибли во время тушения пожаров. Человек всегда ценил своего верного помощника.

Сто с лишним лет назад практически все перевозки в Монреале осуществлялись гужевым транспортом. Лошади работали в жару и в холод, в дождь и в снег. Поднял бы в то время мэр вопрос о несчастной доли лошадей, его бы отправили в недавно закрытую больницу Hôtel-Dieu, где было отделение для душевнобольных.

Умел бы я рисовать, я бы изобразил мэра на карикатуре в виде ослика, который, спотыкаясь, тащит доверху нагруженную повозку  с надписью: «Бремя забот монреальского градоначальника». Ему что, больше нечем заняться? Видимо, мэр сам понял, что перегнул палку. Он решил не оспаривать решение суда, но обещал выработать правила, которые будут регламентировать работу лошадей на улицах города. Можно было бы так сделать изначально. Например, определить часы работы лошадей и температруру воздуха, выше которой лошади должны оставаться в стойлах.

Что же до того, что лошадь может споткнуться, так это жизнь. Сколько людей спотыкаются, подскальзываются, падают на улицах Монреаля, иногда ломая при этом руки и ноги! Кто-нибудь подсчитал число автомобильных аварий в городе? Полной безопасности движения быть просто не может. У меня есть серьезные подозрения, что законотворчеством нынешних политиков часто движет идеология, а не здравый смысл.

В парке Стэнли

В парке Стэнли

Немудрено, что почин монреальского мэра поддержали другие поборники прав животных, вроде Питера Фрикера, активиста Ванкуверского гуманного общества (Vancouver Humane Society). Он выразил надежду, что запрет на использование лошадей в Монреале будет бесповоротным и распространится на другие города Канады. По его мнению, лошадям не место в современном городе, хотя в Ванкувере лошади возят желающих в парке Стэнли, вполне благополучном в смысле окружающей среды месте. Они там никому не мешают. Ежегодно в Ванкувере выдается всего шесть  лицензий на использование упряжек. Поборники прав лошадей в столице Британской Колумбии Виктории из организации  под названием  Victoria Horse Alliance тоже призвали горсовет к концу будущего года убрать лошадей с улиц своего города.

В Виктории более строгие, чем в Монреале, правила использования колясок. В основном они двигаются по маленьким улочкам с односторонним движением со скоростью не выше 30 км.в час. Лошадей в Виктории регулярно обследует ветеринар, они работают 4 дня в неделю, отдыхая потом 3 дня на фермерских пастбищах. После каждой прогулки с пассажирами лошади положен получасовой отдых. Условия содержания лошадей в конюшнях  время от времени проверяют представители SPCA. Эта организация, кстати, не против эксплуатации лошадей при адекватном за ними уходе и доступе к питьевой воде.  За 35 лет эксплуатации колясок в Виктории не было зарегистировано ни одного несчастного случая с лошадьми. На мой взгляд, это хороший пример для Монреаля, как надо действовать. Что же до оголтелых защитников прав животных, так на них не стоит обращать внимание. Будь их воля, они запретили бы и верховую езду.

Меня удивило, что мэра Кодерра в его намерении убрать с монреальских улиц лошадей поддержала в своей редакционной статье монреальская газета «Газетт». Она тоже считает, что в современном городе лошадей быть не должно, ссылаясь на то, что  они были запрещены в Лондоне и в Париже.  Правда, газета предлагает убирать лошадей постепенно путем аннулирования лицензий. Париж и Лондон все-таки нельзя сравнивать с Монреалем. Движение колясок в Монреале ограничено старым городом, где в основном прогуливаются туристы. Большого движения автомобилей там нет. Люди предпочитают оставлять машину на платной стоянке и гулять по старым кварталам пешком. Запряженные лошадьми коляски придают старому городу особое очарование. К тому же приуставшие туристы в качестве пассажиров колясок имеют возожность увидеть больше, слушая при этом объяснения возничих. Хорошо, что эта возможность у них осталась.

 

 

Advertisements
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: