RSS

ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ ПАГАНУЦЦИ

30 Окт

ВЕРНЫЕ СЫНЫ РОССИИ. ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ ПАГАНУЦЦИ (1910-1991)
Павел Николаевич Пагнуцци пользовался в русской колонии Монреаля  большим уважением и непререкаемым авторитетом. Профессор русского языка и литературы в Университете Вермонта в Берлингтоне, Павел Николаевич много писал на темы русской истории и литературы. В жизни он был обаятельным человеком и интеллигентом в лучшем смысле этого слова.Книга

Большую известность принесла ему книга «Правда об убийстве царской семьи» опубликованная в 1981 году в типографии Свято-Троицкого монастыря в Джорданвиле. Это было первое серьезное исследование на эту тему после публикации в 1925 году записок следователя Николая Соколова, расследовавшего это преступление. Книга П.Н.Пагануцци, естестенно, в те годы не могла быть напечатана в СССР, но получила широкую известность в Русском зарубежье. Она была переведена на английский и  японский языки. Для работы над книгой автор пользовался оригинальной копией следственного дела Соколова, которая находилась  у Роберта Вилтона, а затем попала в Гарвардский университет. Кроме того, профессор Пагануцци написал доклад к  торжествам 1000-летия Крещения Руси в Нью-Йорке. Этот доклад привлек к себе всеобщее внимание. Павел Николаевич был членом Американского Философского общества и сотрудничал с многими высшими учебными заведениями.В конце жизни Павел Николаевич вошел в Зарубежную комиссию по расследованию подлинности останков царской семьи, найденных на Коптяковской дороге под Екатеринбургом. Как и многие деятели Зарубежья, П.Н. отнесся к находке с недоверием. Сейчас анализ ДНК поставил все точки на i в  споре о подлинности останков, как и в споре о  лже Анастасии Анне Андерсон. Судьбой этой авантюристки П.Н.Пагануцци тоже занимался.

Биография Павла Николаевича типична для многих представителей эмигрантов «первой волны». Ребенком он покинул Россию вместе с родителями во время Великого исхода армии генерала Врагеля из Крыма.

С няней в имении Брасово. 1911

С няней в имении Брасово. 1911

Павел Николаевич родился в 1910 году в Брасовском имении Великого князя Михаила Александровича. Незадолго до этого его дед  был назначен главным управляющим всех имений брата царя Николая Второго, Великого князя Михаила Александровича в Орловской и Курской губерниях. Это произошло в то врем,  когда Великий князь был вынужден на время покинуть Россию из-за своего увлечения дважды разведенной дочерью московского адвоката Наталией Сергеевной Шереметьевской, известной впоследствии, как графиня Брасова..

Во дворе имения Великого князя Михаила Александровича в Брасове-

Во дворе имения Великого князя Михаила Александровича в Брасове-

На фотографии, которую мне прислала краевед из Брянской области Нина Васильцова, изображена группа людей, сидящих во дворе усадьбы Великого князя в Брасове. Не исключено, что среди них есть и управляющий, но проверить это уже нельзя. Сын Павла Николаевича, Петр Павлович Пагануцци, своего прадеда на фотографии не узнал.

Подробнее о биографии и работах Павла Николаевича Пагануцци можно узнать из помещенных ниже записях интервью русской секции Радио Канада. Они были записаны в разное время в середине и во второй половине 80-х годов на даче Пагануцци в местечке Роудон под Монреалем, где Павел Николаевич проживал летом. Зимние месяцы после выхода на пенсию он проводил во Флориде, где и скончался в 1991 году.

Павел Николаевич Пагануцци нашел последнее упокоение на русском кладбище городка Роудон под Монреалем.1a

 

 

Надпись на книге, подаренной автору.

Надпись на книге, подаренной автору.

 

 

 

 

 

 

 

АУДИО ИНТЕРВЬЮ С П.Н. ПАГАНУЦЦИ, Русская секция Радио Канада, Монреаль, середина 1980-х. Серия «Беседы с канадцами русского происхождения. Ведущий Евгений Соколов.

  1. Семья. Белая эпопея. Иван Шмелев. Сербия. Канада (49’34’’) 
  2. Книга «Правда об убийстве Царской семьи». (10’07’’)
  3. Лжеанастия (12’42’’)
  4. Анна Андерсон. «Богатства» Царской семьи.(24’43’’)
  5. Публикации. Клеветникам России. Религия в произведениях Лермонтова.(15’03’’)
  6. Интервью «Комсомолькой Правде». Царская семья, кабала, Юровский, место погребения царской семьи и пр.(13’24’’)

Факсмиле письма автору:

Письмо

 

Благодаря этой записи со мной связалась кандидат филологических наук из России Оксана Викторовна Сахарова. Она заинтересовалась статьей П.Н.Пагануцци о Михаиле Лермонтове и написала об авторе собстенную статью, которую я с ее одобрения помещаю ниже.

САХАРОВА ОКСАНА ВИКТОРОВНА родилась в России, в городе Ельце Липецкой области в 1981 году.  В 2003 году окончила филологический факультет Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина, несколько лет работала в школе преподавателем русского языка и литературы. 16 июня 2016 года успешно завершила обучение в аспирантуре Московского государственного областного университета (МГОУ), защитила кандидатскую диссертацию по специальности 10.01.01 – «Русская литература» на тему: «Религиозно-поэтическое миросозерцание М.Ю. Лермонтова: образ ангела». С 2015 года является членом Общества православных педагогов города Ельца. Автор более 70 публикаций, в том числе в литературоведческом коллективном труде (Электронная версия: www.lermontov-slovar.ru. ) «М.Ю. Лермонтов. Энциклопедический словарь» (2014), активный участник всероссийских и международных конференций. Сфера научных интересов: русская литература и христианство, религиозно-этические искания М.Ю. Лермонтова. Электронная почта: hristianka07032014@gmail.com.

 

С БОЛЬШОЙ ЛЮБОВЬЮ К ПОЭТУ. ПРОФЕССОР ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ ПАГАНУЦЦИ (19101991) О ТВОРЧЕСТВЕ М.Ю. ЛЕРМОНТОВА.

 

Аннотация: в статье анализируется книга незаслуженно забытого в России учёного-русиста – профессора Павла Николаевича Пагануцци «Лермонтов. Автобиографические черты в творчестве поэта», изданная в Монреале (Канада) в 1967 году. Автором статьи раскрываются грани постижения лермонтоведом поэтического универсума классика. Размышляя об отражении жизни поэта в его творчестве, о ведущих мотивах и сюжетах, образах и темах, исследователь способствует глубокому пониманию духовно-эстетической ценности творческого наследия выдающегося русского поэта XIX в.

Ключевые слова: поэтическое наследие, образ, мотив, художественная ценность, ангел, живопись, духовный потенциал, эмиграция.

 

O.V. Sakharov, PhD in Philology (Yelets, Russia)

hristianka07032014@gmail.com

 

WITH GREAT LOVE FOR THE POET. PROFESSOR PAVEL NIKOLAEVICH PAGANUZZI (1910-1991) ON M.YU. LERMONTOV.

 

Abstract: An analysis of Lermontov: Autobiographical Features in  his Poetry, published in Montreal Canada (1967), by Prof. Pavel Nikolaevich Paganuzzi, a scholar and specialist in Russian literature now undeservedly forgotten. The article explores various facets of Paganuzzi’s understanding of Lermontov’s poetic world. By considering how Lermontov’s life is reflected in his work, by examining its major motifs, themes, plot lines and imagery, Paganuzzi deepens our appreciation of the spiritual and aesthetic values of this outstanding Russian nineteenth-century poet.

Keywords: poetic legacy, imagery, motif, artistic value, angel, painting, spiritual depth, emigration.

 

Выражаю глубокую благодарность

Иподиакону Петру Павловичу Пагануцци, Евгению Серафимовичу Соколову и профессору русской кафедры канадского университета Мак Гилл (McGill University) госпоже Лауре Бераха за помощь и поддержку.

 

Профессор Павел Николаевич Пагануцци (1910 – 1991) – филолог-русист, консультант по южнославянским языкам Вермонтского университета в США, был хорошо известной в Русском Зарубежье личностью. Но в России имя учёного, верующего православного христианина, большого патриота своей Родины, как и его труды, практически неизвестны. Он – автор целого ряда историко-критических статей и очерков [5–29, 31 – 33], а также книги «Правда об убийстве Царской Семьи». Его исследование о творчестве М.Ю. Лермонтова [7], о которой пойдет речь в данной статье, стало библиографической редкостью и недоступно не только любознательным читателям, но и профессионалам-филологам.

Прежде чем обратиться к рассмотрению работы, следует сказать несколько слов о её авторе. Павел Николаевич Пагануцци [34] родился 31 июля 1910 году в имении Великого Князя Михаила Александровича, брата Государя Николая Второго, в Брасово, Орловской губернии (в настоящее время это Брянская область), а детство своё провёл в Москве и на Кавказе. Его дед управлял Александровским хутором и удельными имениями Великого Князя. Отец Павла Николаевича, Николай Александрович Пагануцци был инженером-агрономом, а мать Евгения Ивановна, урожденная Клинген, происходила из интеллигентной образованной семьи. Отец матери и дед Павла Николаевича Иван Николаевич Клинген (6 (18) июня 1851 – 1922) был известным в России ученым агрономом, труды которого актуальны в научной среде и поныне. Сын Павла Николаевича писал о своей матери: «Надежда Михайловна Пагануцци, ур. Милоградская, родилась в селе Манино, Задонского уезда, Воронежской губернии по ст. ст. 30 сентября 1912 г. (13 октября по н. ст.). Отец матери, о. Михаил Милоградский, происходил из священнической семьи. Из пяти братьев четыре были священниками, обе сестры были замужем за священниками. Дядя матери – о. Иоанн Милоградский – в 30-х годах погиб за веру и ныне причислен к лику Святых Новомучеников Российских. Дед моей матери, о. Александр, был дьяконом. Мать, Лидия Ивановна Инцертова, тоже из благочестивой семьи, умерла, когда матери было 9 лет и похоронена за церковью в селе Дмитряшевка Задонского уезда. Будучи молодым священником, дед служил в Задонске и очень почитал Святителя Тихона, также, как и мать. В 1920 году отцу Михаилу пришлось уходить из России в Сербию от неизбежной смерти, его внесли в так называемые «черные списки». Мать и сестра Вера Михайловна (1908 года рождения, еще здравствует в Торонто, Канада) остались жить у сестры матери тети Клаши и дяди Андрюши (тоже священник). В 1925 году бабушка Мария Ивановна, Ивановская по второму браку, привезла девочек к отцу в Сербию. Мать определили в Мариинский Донской институт в Белой Церкви, который она закончила в 1933 году. В 1937 году мать вышла замуж за бывшего кадета Крымского кадетского корпуса Павла Николаевича Пагануцци. В 1942 году, тоже в Белой Церкви, у них родился сын Петр, а в 1951 году семья выехала в Италию, в Триест. Волей Божьей в том же году в Югославии скончался о. Михаил и похоронен на сербском кладбище в Вуковаре» [30].

На сайте «Русская народная линия» в 2015 году была опубликована статья краеведа из Брянской области Нины Васильцовой «Рожденные в Брасове. Пагануцци» [2]. В ней рассказывается об истории Брасовского имения Великого Князя Михаила Александровича [2], в котором жила семья Пагануцци. Исследовательница отмечает, что «фамилия ”Пагануцци” итальянская, в переводе означает “сельский, деревенский”» [2] и имеет венецианские корни. Семья Николая Александровича Пагануцци, у которого было четверо детей Петр, Павел, Иван и Анна, не разделяла убеждений марксисткой интеллигенции и потому через три года после октябрьского переворота, в 1920 году, покинула Крым вместе с отступающей армией барона и генерала Петра Николаевича Врангеля и поселилась в Югославии. Так будущий учёный Павел Николаевич Пагануцци стал сыном белоэмигранта, вступившего в ряды Добровольческой армии.

Учился Павел Николаевич в Крымском кадетском корпусе в городе Белая Церковь. Высшее образование получил в Югославии. В городе Загребе он закончил «агрономический факультет Белградского и Загребского университетов, где он получил звание инженера-агронома и служил по специальности до конца Великой Отечественной войны. В 1951 году он с женой Надеждой Михайловной и сыном Петром Павловичем переезжает в Канаду, где в городе Монреале, работая на фабрике, учится во французском университете и, «после защиты диссертации… о творчестве Лермонтова, получает магистерскую и докторскую степени» [3]. Несколько лет он служил по специальности в Югославии до своего отъезда в Канаду. В Канаде Павел Николаевич получил магистерскую степень в области русского языка, а позже и докторскую степень в Монреальском университете.

Вскоре Павел Николаевич получил приглашение преподавать в Вермонтском университете. Там он был назначен профессором кафедры русского и сербского языков и одновременно читал лекции по русской истории и литературе, выступая консультантом по южнославянским языкам и культуре. В Вермонтском университете профессор Пагануцци преподавал 20 лет до выхода в пенсию в 1978 году в звании заслуженного профессора (emeritus). В некрологе Николай Васильевич Козякин (1909 – 1991), его близкий друг и сотрудник эмигрантского журнала «Кадетская перекличка», в котором много лет исследователь публиковал свои работы, отметил заметный вклад П.Н. Пагануцци в дело возрождения русской культуры за рубежом: «По выходе на пенсию Павел Николаевич с супругой поселились во Флориде, где он принимал деятельное участие в просветительской работе Русского клуба. Будучи верным сыном Православной Церкви, он тесно сотрудничал с церковными деятелями. Его доклад, прочитанный на торжествах 1000-летия Крещения Руси в Нью-Йорке, привлек всеобщее внимание. Покойный был членом Американского Философского общества, сотрудничал с Норвичским университетом и многими другими высшими учебными заведениями» [3].

Будучи высокообразованным культурным человеком и большим патриотом России, Павел Николаевич Пагануцци написал много работ в защиту русской истории и культуры. Его перу принадлежат ряд историко-литературных статей и книг: о творчестве М.Ю. Лермонтова [7, 8, 9], о лже-Анастасии [1, 5], многочисленные статьи на темы русской монархии [10, 11, 12, 13, 15, 22, 23, 24, 27, 29, 31] и принесшая ему всемирную известность историческая книга о Царской Семье – «Правда об убийстве Царской Семьи» [19]. В ней он скрупулезно собрал относящиеся к Царской семье важнейшие документальные материалы, правдиво и доказательно изложил историю русской трагедии 1918 года. Автор в ходе своего исследования пришёл к выводу, что над всеми членами Царской семьи было совершено ритуальное убийство, а останки представителей Императорского дома и лиц, их сопровождавших, были полностью уничтожены. Павел Николаевич Пагануцци был первым русским учёным в США, получившим доступ к секретным архивам комиссии изучавшего царское дело следователя Н. А. Соколова, хранящимся в Гаутонской библиотеке Гарвардского университета. В книге «Правда об убийстве Царской Семьи» (1981) автор разместил редкие фотографические материалы о Царской семье, многие из которых были взяты из личной коллекции русского генерала Михаила Константиновича Дитерихса (1834–1837) и напечатаны впервые с разрешения Гаутонской библиотеки Гарвардского университета. Книга единожды 1992 году вышла в России, и в настоящее время стала библиографической редкостью [19].

В статье «Памяти И.С. Шмелёва» [18] автор развенчивает миф о жестокости и кровожадности русского крестьянина в годы революционного террора [13]: «Десятилетиями нас травили и продолжают травить разными описаниями и рассказами о буйствах и зверствах, совершенных русскими мужиками и простонародьем вообще, в период революции, что дало, так говорят, возможность большевикам захватить власть. О тех же, которые в этих буйствах и зверствах не участвовали, противились им и гибли в борьбе со злом, говорится очень мало или вообще замалчивается» [18]. Самого писателя Ивана Сергеевича Шмелёва автор называет «певцом Белого движения» [18].

В интервью канадскому радио [14] Павел Николаевич отмечал, что пишет небольшие статьи на историко-критические темы, в которых старается «защитить доброе русское имя от нападков русоненавистников и шовинистов, которых на Западе очень много» [14]. В защиту русской культуры от «русофобов и ненавистников всего русского» [28, с. 53] и русских людей на Западе, занимающихся «антирусской пропагандой» [28, с. 55], он выступает и в статье «Русскоязычная образованщина в борьбе с русским национальным самосознанием», где исследователь стремился показать «величие русской культуры, созданной русским народом» [28, с. 60]. В течение многих лет учёный читал доклады на историко-литературные темы, а в 1978–1979 годах прочёл ряд лекций, посвящённых памяти генерала Белой армии Петра Николаевича Врангеля, в Монреале, Торонто, Лос-Анджелесе и Вашингтоне. Профессор Павел Николаевич Пагануцци скончался 19 апреля 1991 года, а жена скончалась 19 сентября 1997 года в Монреале. Павел Николаевич и Надежда Михайловна Пагануцци похоронены на Русском кладбище недалеко от Монреаля в канадском городе Роудоне (Rawdon).

Будучи потомком преданных России участников Белого движения, Павел Николаевич всегда оставался православным русским патриотом. Любовь к родине и её культуре он не только сумел сохранить до конца своих дней, но и привить её своему единственному сыну Петру, который родился в эмиграции в 1942 году в Сербии, в городе Белая Церковь. В настоящее время иподиакон Петр Павлович Пагануцци проживает в Канаде, являясь инженером, председателем строительного комитета, а с 2007 года и генеральным подрядчиком Свято-Николаевского кафедрального собора в Монреале. Он – делегат IV Всезарубежного Собора Русской Православной Церкви Заграницей (май 2006 г.) от Канадской епархии РПЦЗ. В 1990 году он также был организатором и руководителем VI Всезарубежного съезда русской православной молодёжи [33, с. 92]. Сын Павла Николаевича, являясь видным деятелем Русской Зарубежной Церкви, остается русским православным христианином, преданным делу своего отца. В своей статье, посвящённой памяти родителей, Петр Павлович писал: «Старая Россия уходит и уносит с собой былые традиции и воспоминания о любимой родине. Сколько любви, сколько веры в свой народ хранили мои родители, знает только Господь. Старый уклад, семья, любовь к сыну и его семье, к внукам и правнукам, неисчислимые милые друзья и однокашники – все это было так нормально. Хранили и лелеяли веру в Бога, любовь и долг к родине. Жили своим островком в мире. Отец писал статьи и читал доклады о достоинстве родины, мать молилась, зажигала лампадки, украшала и создавала домашний уют. Где бы мы ни были, всюду хранили родное слово, родную веру» [30].

Обратимся к труду Павла Николаевича о М.Ю. Лермонтове, который он посвятил своей жене Надежде Михайловне Пагануцци-Милоградской [7, c.7]. Книга является результатом многолетних научных изысканий Павла Николаевича в области лермонтоведения. В основу исследования положены материалы магистерской и докторской работ автора. Его научным руководителем и наставником был профессор Монреальского университета, один из видных деятелей Русского зарубежья, участник Белого движения, литературовед, публицист и писатель Ростислав Владимирович Плетнёв (1903–1985), который в предисловии к работе отмечал: «В книге проф. П.Н. Пагануцци заключена, прежде всего, настоящая большая любовь к личности и творчеству М.Ю. Лермонтова. Любовь видит лучше, чем пристрастие, проникает глубже, чем ненависть. Без любви же по отношению к художнику слова мы будем бессильны отыскать и свой путь для его постижения и открыть на этом пути то новое, что открывается прилежанию любви и старанию рассудка» [7, с. 13]. Действительно, исследователь с большим уважением, любовью и добротой пишет о поэте, которого автор считал истинно русским человеком, всем сердцем и душой преданным своей Родине. Анализируя творчество М.Ю. Лермонтова в православном контексте в статье «Чувство религии в произведениях М.Ю. Лермонтова. К 170-летию со дня рождения» (1964), автор приходит к выводу, что он был глубоко верующим православным христианином, и, «несмотря на свои временные скептические настроения» [9, с. 74], шёл по пути Богопознания, которому помешала осуществиться трагическая гибель талантливого поэта на дуэли. В статье рассказывается о религиозных традициях в семье и о воспитании поэта – по биографическим данным и письмам, откликам критиков, учёных и литераторов на религиозные настроения поэта, анализируется статья профессора В.О. Ключевского «Грусть», разъясняется ошибочность обвинений М.Ю. Лермонтова Владимиром Соловьевым в бунте против Бога, рассматриваются наиболее известные шедевры лермонтовской лирики, даётся «подсчёт количества религиозных произведений по годам» [9, с. 74, 81]. Стремясь выяснить «религиозные чувства поэта», исследователь обращается к трем источникам: «1) Биографическим данным, 2) Письмам Лермонтова (и Арсеньевой), 3) К его творчеству» [9, с. 74]. В доме бабушки поэта была «создана благоприятная семейная обстановка для развития религиозных чувств» будущего поэта [9, с. 74]. Рассуждая о религиозности, этике поэта и его сомнениях в духовных вопросах, исследователь отмечает: «противоборствующие настроения в душе Лермонтова проявлялись не только в таких антитезах, как радость и горе, желание и тоска, очарование и разочарование, но и в таких, как: священное и порочное, ангельское (чистое) и демонское (злое) » [9, с. 78]. Дискутируя с советским богоотрицающим литературоведением, профессор в религиозном контексте анализирует вызывающее много споров стихотворение «Благодарность»: «Поэт благодарит Бога за ужас жизни, полный мучений, страстей и разочарований. Он говорит, что жизнь – томительная пустыня, в которой пропадают лучшие порывы человеческой души и из которой есть лишь один исход – смерть. О ней поэт и просит Бога как о единственной награде за всё пережитое. Но и тут Лермонтов не отрицает Бога – это крик в порыве отчаяния, а вовсе не антирелигиозное настроение, как считают марксисты» [9, с. 78]. Поэт любит природу как «проявление Бога» [9, с. 80], и потому при созерцании её красоты «чувствует религиозный восторг» [9, с. 79]. Будучи чрезвычайно «восприимчив к религиозному умилению и молитвенному покою души» [9, с. 79], М.Ю. Лермонтов как истинный христианин в окружающем мире «созерцает славу творения Божьего, а слова дышат благодатью и спокойствием сердца, влиянием Святой, тёплой молитвы» [9, с. 80]. В творчестве поэта «рядом с гордой и стремительной страстью, безмерной любовью к личной свободе, – красной нитью через все произведения Лермонтова проходит мысль о Господе Боге» [9, с. 80]. В сердечном молитвенном обращении к Царице Небесной (стихотворение «Я, Матерь Божия, ныне с молитвою…» ) «столько задушевной кротости, нежности, отсутствия всякой фальши, такое тёплое глубокое чувство, особенно в двух последних строках. И просто не верится, что эти строки писал поэт, недавний враг женщин, находя теперь в себе силу молить Богоматерь за любимое существо» [9, с. 81]. Поэма «Демон» содержит «много религиозных мотивов и чувств» [9, с. 81]. Герой произведения, «любимое детище» [9, с. 80] поэта, «окончательно побеждён» [9, с. 80] силой Божьего всемогущества: в этом контексте символичен финал поэмы с описанием храма на крутой вершине. Вслед за своим учителем, профессором Р.В. Плетнёвым, Павел Николаевич приходит к заключению, что «религиозное чувство Лермонтовской поэзии не слабело, а крепло с годами» [9, с. 81].

По мнению профессора П.Н. Пагануцци, как ни у одного из поэтов, жизнь и творчество Лермонтова представляют неразрывное целое. В книге «Лермонтов: (Автобиографические черты в творчестве поэта) » семь глав, в каждой из них исследователь касается важнейших тем, образов, мотивов и сюжетных элементов, непосредственно связанных с биографией великого поэта. В первой главе «Поэт раздумий и печали» автор рассматривает жизнь поэта в ракурсе «борьбы тёмных и светлых сил» [7, с. 17], исследует отравленное враждой отца и бабушки детство и юность поэта, жестоко страдавшего от нехватки «материнской ласки и отцовской заботы» [7, с.19]. Автор подробно, на основе авторитетных источников, излагает жизнь и семейный уклад будущего поэта в имении своей бабушки, отличающейся глубокой религиозностью. В биографическом аспекте подробно анализируются юношеские произведения Лермонтова – драма «Люди и страсти» и «Странный человек». Говоря о сложных взаимоотношениях между родителями поэта, исследователь пишет: «По-видимому, незадолго до начала работы (над драмой «Странный человек», созданной в 1831 г. – О.С.) поэт узнал что-то важное из истории их отношений (родителей поэта О.С.). Эти новые, ранее неизвестные сведения изменили коренным образом его отношение к отцу. Еще незадолго до этого, в предыдущей драме, поэт всю вину сваливал на бабку, теперь отец в лице П.Т. Арбенина, выступает бессердечным, черствым человеком. Нам кажется, что поэт узнал кое-какие похождения Юрия Петровича и его грубость по отношению к покойной матери» [7, с. 31]. Профессор размышляет о русском характере Лермонтова, его патриотических мотивах, уважении к настоящей дружбе и чувстве товарищества: «С чувством большой национальной гордости отзывается всегда Лермонтов о своих военных сотоварищах-солдатах, казаках и офицерах Кавказской армии» и беспредельно «любит русского солдата» [7, с.43 – 44] за храбрость, находчивость и мужество в защите русских границ. Касаясь темы любви к Родине, отразившейся в лермонтовской лирике с наибольшей полнотой, автор пишет: «Любовь к Отчизне, в широком смысле к России, у Лермонтова имеет что-то общее с болезненно нежной любовью к родимой матери и связана она, без сомнения, со звуковыми и зрительными впечатлениями его детства и юности» [7, с.34]. Поэт в своих произведениях изображает русский характер, воплощая темы «народного певца» [7, с.37] и «жертвенного служения родине» [7, с. 42].

Глава вторая «По просторам родины великой» посвящена теме путешествий Лермонтова «по путям и перепутьям Кавказа» [7, c. 59] и отражению центральных эпизодов жизни поэта в его произведениях: ученый подробно останавливается на анализе стихотворений «Сон» («В полдневный жар, в долине Дагестана…») и «Валерик». В главе третьей «Кавалерист, конь и пространство» автор исследует мастерство поэта в описании флоры и фауны и, отмечая семантическую значимость образов горца, кавалериста и «коня быстроногого – символа движения по горизонтали» [7, c. 79] в произведениях автора, приходит к выводу: поэт обладал необыкновенным «талантом быстро схватывать и предавать движение» [7, c. 92]. В четвёртой главе «Кисть и карандаш» автор отмечает «склонность поэта к живописи» [7, c. 93] и её связь с литературным творчеством. В главе пятой «Женщина и поэт» рассматривается тема любви в жизни и творчестве Лермонтова. В женских образах учёный отмечает присутствие ангельского идеального начала как духовной доминанты: «Любовь к женщине была у Лермонтова источником силы, преображающей его, пробуждающей в поэте идеалистические настроения, создающей на земле образы и воплощения чего-то необыкновенного, стремления к лучшему. Лермонтов ищет в любви осуществления своей мечты о прекрасном мире, чтобы получить недостающую полноту ощущения» [7, c. 111]. Исследователь отмечает, что «семейно-любовная тема имела для Лермонтова слишком личный, биографический смысл» [7, c. 112]. Автор подробно анализирует образы «героинь лермонтовской лирики», «главными прототипами» которых были «Е.А. Сушкова, Н.Ф.И., или Н.Ф. Иванова и Варвара или Варенька Лопухина» [7, c. 117]. Более основательно тема любви исследуется в магистерской работе П.Н. Пагануцци «Любовь, природа и религия в произведениях М.Ю. Лермонтова» (Монреаль, 1951). В главе шестой «Дуэль и смерть Лермонтова» профессор П.Н. Пагануцци касается вопросов трагической гибели поэта и рассуждает о том, «искал ли Лермонтов смерти» [7, c. 151]. В ходе исследования темы смерти автор приходит к выводу: «у Лермонтова не было мысли покончить жизнь самоубийством, тем более что в 1840 – 1841 годах он всячески добивался отставки и хотел посвятить себя литературной деятельности» [7, c. 153]. П.Н. Пагануцци считает, вслед за первым биографом поэта Павлом Александровичем Висковатовым, виновным в гибели поэта «русский Большой Свет» и приводит три основные версии дуэли: нападки Лермонтова на Мартынова, «пакет с деньгами» Мартынова и «ссора из-за женщины» [7, c. 163]. Исследователь, рассматривая физический и духовный облик Н.С. Мартынова, отмечает его моральную ущербность: «Умом он не отличался и был далёким и даже примитивным человеком» [7, c. 166], в душе которого дали хорошие всходы «семена затаённой злобы и мести, посеянные анонимными подстрекателями» [7, c. 167]. Профессор говорит о заговоре молчания вокруг дуэли поэта, на деле, оказавшемся убийством, тщательно спланированным вышестоящими лицами из окружения царя Николая I: «Сам Лермонтов говорил», что у него рука не подымется на Мартынова, и он выстрелит в воздух. Мартынов это знал и, по-видимому, безнаказанно для себя готовил убийство» [7, c. 169].

В главе седьмой «Мотивы и сюжеты» исследователем рассматривается «целый ряд мотивов, из которых некоторые красной нитью проходят через всё его творчество» [7, c. 174]. В главе книги «Мотивы и сюжеты» подробному анализу подвергается центральная в поэтическом универсуме классика поэма «Демон» как «исполинская проекция в вечность жизненной трагедии Лермонтова» [7, c. 177]. В поэме звучным аккордом звучит «мотив отпадшего духа» [7, c. 178], который поверил в «очищающую любовь» [7, c. 178] земной женщины, но сам не способен из-за своей злобной сущности измениться и воскреснуть к жизни в Боге через покаяние: «демон остаётся демоном» [7, c. 178]. Пагануцци считает, что завязку поэмы «нужно искать в любви Лермонтова к Вареньке Лопухиной», в кавказских легендах и преданиях о любви горного духа Амирани к непорочной деве [7, c. 178]. В поэме, по мысли автора, можно выделить три основных мотива: мотив возрождения демона через любовь, мотив любви Тамары к демону, мотив нарушившего завет предков жениха [7, c. 184 – 186]. Также учёный уделяет внимание отражению восточной темы в лирике, «мотиву вождя» (стихотворение «Спор»), «мотиву предреченности к смерти» [7, c. 195] («Фаталист»), «мотиву мщения и дружбы» [7, c. 196]. Пагануцци опровергает мнение бомонда о мизантропии поэта и говорит о «культе дружбы» в его жизни и творческом наследии [7, c. 209]. Такое же название носит и статья, подготовленная Павлом Николаевичем к 150-летию со дня рождения М.Ю. Лермонтова [8]. В ней автор отмечает, что «влияние Лермонтова на русскую поэзию было исключительным» [8, c. 107]. Исследователь делает только штрихи к обширной теме, говоря о лермонтовских мотивах и сюжетах в творчестве Н.В.Гоголя, А.П.Чехова, Ф.М. Достоевского, Л.Н.Толстого, Д.С. Мережковского, А.А. Блока, С.Я. Надсона, Н.М. Минского, Н.П. Огарёва, А.К. Толстого, А.М. Жемчужникова: «Лермонтовский гений блестящим метеором освятил небо России, чтобы превратиться в путеводную звезду для целого ряда русских писателей. А его мятежный талант, спустя полтора столетия, продолжает тревожить сердца людей, пленять красотою творчества, силою своего характера. В русской литературе нет ни одного благородного мотива, в котором бы не слышался голос безвременно погибшего поэта. По меткому выражению одного из критиков, Лермонтов стремился разгорячить кровь русской поэзии, вывести её из соcтояния пушкинского равновесия» [8, c.107].

Книга П.Н. Пагануцци в 1967году вышла на двух языках: в ней русский текст дублируется на английском. В исследовании имеется также приложение, в котором содержатся четыре карты поездок М.Ю. Лермонтова. Профессор П.Н. Пагануции в работе ссылается на книги и статьи известных лермонтоведов, в том числе и дореволюционных учёных, труды которых мало известны современному читателю. Книга «Лермонтов. Автобиографические черты в творчестве поэта» (1967) написана прекрасным русским языком, материал изложен просто и понятно, с большой любовью и уважением к судьбе поэта, и потому работа профессора Павла Николаевича Пагануцци будет интересна и полезна не только специалистам-филологам, но и всем любителям русской словесности. Книга как хорошо аргументированное исследование об автобиографических чертах в творчестве поэта по праву должна занять достойное место в русском и зарубежном лермонтоведении.

 

Список использованных источников.

  1. Tschaikowska – Anna Anderson – Manahan : Tsar’s daughter or imposter?: A Historical Critical Essay / Пагануцци, ПавелНиколаевич. – СПб. (Флорида): Б.и., 1987. – 47P.: paperback.
  2. Васильцова Н. Рождённые в Брасове. Пагануцци. Электронный ресурс. Код доступа: http://ruskline.ru/analitika/2015/13/15/rozhdennye_v_brasove_paganucci.
  3. Козякин Н.В. Светлой памяти профессора Павла Николаевича Пагануцци.//Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. 1991. – № 50. Электронный ресурс. Код доступа: http://www.xxl3.ru/kadeti/paganucci.htm.
  4. Мирошниченко О.Д. Профессор П.Н. Пагануцци. Некролог.//Русская жизнь. 30 августа 1991 года. Электронный ресурс. Код доступа: http://www.dorogadomoj.com/m03pag.html
  5. Пагануцци П.Н. Дочь царя или самозванка? (Очерк о претендентке на Русский Престол А. Чайковской. Приводятся малоизвестные подробности убийства Царской Семьи) // Время и мы. Нью-Йорк-Иерусалим-Париж. – 1986. – № 96. – С. 217–235.
  6. Пагануцци П. Как мы воевали в сорок первом. Из воспоминаний югославянского офицера запаса//Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. № 31. – 1982. – С. 35–54.
  7. Пагануцци П.Н Лермонтов: (Автобиографические черты в творчестве поэта) / Пагануцци, Павел Николаевич, Предиcл. Плетнева, Р.В. – Montreal: Monastery Press, 1967. – 256 с.
  8. ПагануцциП.Н. Мотивы и сюжеты. К 150-летию со дня рождения М.Ю. Лермонтова// Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. – 1990. – № 49. Ноябрь – С. 107–108.
  9. Пагануцци П.Н. Чувство религии в произведениях М.Ю. Лермонтова. К 170-летию со дня рождения// Владимирский православный русский календарь. Русский национальный календарь. 1964. Нью-Йорк: издательство общества Св. Князя Владимира. 80с. С. 70 –82.
  10. Пагануцци П.Н. Высоко-Дечанская лавра на Косовом поле. Джорданвилль, 1976.
  11. Пагануцци П.Н. Дуэль и смерть Лермонтова / Пагануцци, Павел Николаевич, //Записки Русской академической группы в США: Записки Русской академической группы в США. – Т. 23: Дуэль и смерть Лермонтова. – С. 75–101.
  12. Пагануцци П.Н. Император Николай II – спаситель сотен тысяч армян от турецкого геноцида//Родина. – 1993. – № 8–9. – С. 95–96.
  13. Пагануцци П.Н. К 60-летию оставления Крыма. 1920–1980. Электронный ресурс Код доступа: http://www.budapest.orthodoxy.ru/historypages/historypages7.html.
  14. Пагануцци П.Н. Клеветникам России. Религия в произведениях М.Ю. Лермонтова. Аудио – интервью с проф. П.Н. Пагануцци. Программа «Встречи у микрофона». Русская секция Радио Канада, Монреаль, середина 1980-х. Серия «Беседы с канадцами русского происхождения. Ведущий Евгений Соколов. Электронный ресурс Код доступа https://esokoloff.wordpress.com/2015/10/30/pavel-nikolayevich-paganuzzi/.
  15. Пагануцци П.Н. Красный террор в Крыму после Врангеля. К 60-летию оставления Крыма 1920–1980// Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. – 1981. – № 28. – С. 28–43.
  16. Пагануцци П.Н. О существовании христианства на Руси в довладимирский период//Владимирский сборник в честь Тысячелетия Крещения Руси. Канада, Монреаль, Монреальская и Канадская епархия,1988. С. 29–36.
  17. Пагануцци П.Н. Осада и эпизоды геройской обороны Порт-Артура//Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. 1987. – № 43. – С. 81 – 99.
  18. Пагануцци П.Н. Памяти И.С. Шмелёва. К 30 – летию со дня его смерти. Электронный ресурс. Код доступа: http://www.xxl3.ru/kadeti/beloe_issk.htm#shme.
  19. Пагануцци П.Н. Правда об убийстве Царской Семьи: Историко-критический очерк / Пагануцци, Павел Николаевич, Предисловие от изд-ва, Вступит. статья от авт., Заключение от авт. – Джорданвилль: Изд-во Свято-Троицкого Монастыря, 1981. – 235 с. 2-е издание: Правда об убийстве царской семьи: Историко-критический очерк / Пагануцци, Павел Николаевич. – М.: Т-во русских художников, 1992. – 223 с.: Белая книга России; Вып.3.
  20. Пагануцци П.Н. Святейший Патриарх Сербский Варнава//Сергиевские чтения. М., 2005. – С.134 – 140.
  21. Пагануцци П.Н. Святейший Патриарх Сербский Варнава // Церковь и время: Научно-богословский и церковно-общественный журнал. – N. 3 (24) /2003. – С. 142 – 163.
  22. Пагануцци П.Н. Царские останки. Правда и вымысел // Согласие. – Июль. 1989.
  23. Пагануцци П. Н. Екатеринбургское злодеяние в свете старых и новых документов 1918–1978.//Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. № Июнь; editor P. Olferiev. – Нью-Йорк, 1979. – С. 4 – 44.
  24. Пагануцци П.Н. Тайна Царских останков// Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. 1990. – № 48. – С. 4–18.
  25. Пагануцци П.Н. Рост русофобии [о русофобских статьях журналиста В. Соловьева]. // Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. 1992. – июнь. – № 51. –С. 12–17.
  26. Пагануцци П.Н. Чему же ты учишь, учитель? [О статье Марка Поповского в «Новом русском слове»]// Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. 1992. – Ииюнь. – № 51. – С. 61–65.
  27. Пагануцци П.Н. Царские останки. Правда и вымысел // Возвращение. 1993. – Апрель. – № 3.
  28. Пагануцци П.Н. Русскоязычная образованщина в борьбе с национальным самосознанием// Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов зарубежом. 1990. – № 49. –С.52–62.
  29. Пагануцци П.Н. Император Николай II – спаситель сотен тысяч армян от турецкого геноцида. Публикация и предисловие В.А. Захарова Электронный ресурс. Код доступа: http://bs-kavkaz.org/2015/02/14719/// Статья впервые опубликована: Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. – 1991. – № 50. – С. 130–140. В русском издании: Пагануцци П.Н. Император Николай II – спаситель сотен тысяч армян от турецкого геноцида// Родина. – 1993. – №8–9. – С.93–96.
  30. Петр Павлович Пагануцци. Памяти ушедших. Надежда Михайловна Пагануцци // Кадетская перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. – 1998. –№ 64–65. – С. 224–226. Электронный ресурс. Код доступа: http://xxl3.ru/kadeti/kp64_67.htm.
  31. Пагануцци П.Н. Борис Софронович Коверда.// Кадетская Перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. 1987. – № 43. – С. 37 – 41.
  32. Пагануцци П.Н. Нашумевший в СССР роман А. Рыбакова «Дети Арбата» в свете советской, «русскоязычной», зарубежной и другой критики // Кадетская Перекличка. Периодический журнал Объединения Кадетов Российских Кадетских Корпусов за рубежом. 1989. – №46. – Апрель. – С. 39–53.
  33. Пагануцци П.Н. VI Всезарубежный съезд русской православной молодёжи// Кадетская перекличка. № 49. 1990. с. 87–92.

Соколов Е.С. Павел Николаевич Пагануцци. Электронный ресурс. Код доступа https://esokoloff.wordpress.com/2015/10/30/pavel-nikolayevich-paganuzzi/

Advertisements
 

One response to “ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ ПАГАНУЦЦИ

  1. Нина

    Ноябрь 9, 2015 at 01:51

    к фото: справа в центре Наталья Сергеевна Брасова, справа от нее Густав Адольфович Бантле — главный лесничий имения. В Москве, в музее им.Глинки есть альбом, более 140 фото, подаренный хозяевами Рахманинову в дни его пребывания в усадьбе.

     

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: