RSS

CHARLIE

12 Янв

ВЕСЬ МИР — ШАРЛИ!

После терактов в Париже 7-го января фраза  «Я – Шарли» в считанные часы распространилась по всему миру и стала символом всеобщего протеста. Так наывали себя люди, организации и даже целые города. Таким образом жители планеты отрегагировали на убийство исламистами сотрудников парижского сатирического еженедельника  Charlie Hebdo.  К жертвам нападения террористов на  редакцию журнала добавились полицейские и покупатели, погибшие  во время захвата другим террористом парижского супермаркета кошерных продуктов.  В результате терактов во Франции в общем и целом погибли 17 человек. С другой стороны, полицейские буквально изрешетили  пулями  трех террористов, совершивших эти преступления.Это был самый крупный теракт в новейшей истории Франции и самая массовая манифестация против терроризма и в поддержку свободы слова. Только в одном Париже на улицы вышло более миллиона человек, больше, чем в день освобождения Парижа от нацистов. Демонстрации поддержки прошли во многих других странах, в том числе и в Канаде. В Монреале марш солидарности возглавил мэр города Дэни Кодер в окружении министра иммиграции Квебека Катлин Уэйл и генконсула Франции Брюно Клера. Манифестации закончились,  потекли  обычные будни, но Франция сейчас живет в условиях новых мер безопасности. Необходимость таких мер стала очевидной во многих странах, включая и Канаду. Об этом – в отдельной статье, сейчас предлагаю отставить в сторону эмоции и позволить себе некие размышления.

Братья Шериф и Саид Куаши, напавшие на  Charlie Hebdo, во время атаки кричали, что мстят еженедельнику за то, что он позволил себе опубликовать карикатуры на пророка Мухаммеда. На мой взгляд, это просто предлог. Покупатели в кошерном супермаркете никаких карикатур на пророка Мухамеда не рисовали, но тоже стали жертвами террора. Свыше 130 учеников средней школы в Пешаваре были расстрелены талибами только за свое желание учиться. Они вообще  были мусульманами. Исламский террор направлен против общечеловеческих ценностей, как таковых. Мотивы террористов имеют к учению Магомета столь же стороннее отношение, как мотивы крестоносцев – к учению Христа. Крестоносцы начали с сомнительной идеи освобождения Гроба Господня, а закончили разграблением Константинополя. На них же лежит грех начала «священной войны», на которую мусульмане ответили своим газаватом. Суть учения пророка Мухаммеда заключается в поклонении Аллаху, молитве,  закяте (раздачи милостыни бедным), соблюдении поста во время рамадана и совершении хаджа. И только. Никакого насилия там нет. Радикальные исламисты дополнили или вовсе заменили это учение автоматами и поясами шахидов. Сознают это, к сожалению, далеко не все. Во время маршей солидарности  в одних рядах шли атеисты и верующие, христиане и мусульмане, правые и левые. В то же время во Франции были отмечены случаи поджога мечетей.

Последний теракт – лишь один в целой цепи  террористических нападений за последние месяцы. Выстрелы и взрывы прогремели в Канаде, в Австралии, в Пакистане, в Ираке,  в Чечне, в Нигерии, в Ливане и в Йемене.  Об одних массовых убийствах мировые СМИ сообщали больше, о других меньше, а о сожжении украинскими шовинистами полусотни человек в одесском  Доме профсоюзов в мае прошлого года упомянули лишь вскользь, даже не назвав виновных. А ведь по числу жертв и по способу их уничтожения одесская трагедия  масштабнее той, что произошла в Париже. Возможно, в умолчаниях и в искажении фактов виноваты не столько журналисты, сколько  их работодатели.  Владельцы западных СМИ любят повторять, что у них нет цензуры. Зато есть редакционная политика. По сути, это одно и то же. Даже тут не обошлись без подтасовки. false photoВсему свету показали шеренгу руководителей сорока стран мира, якобы шагавших во главе многомиллионного марша протеста в Париже. Оказалось, что они выстроились на пустой улице для фотографии. При этом в некоторых СМИ  допускаются не только подтасовки, но и вольности, граничащие со святотатсвом. Вседозволенность под маской свободы слова —  это суть редакционной политики многих изданий желтой прессы. К сожалению, в значительной мере это относится и к сатирическому журналу Charlie Hebdo.  Франсуа Каванна, основатель  предшественника этого еженедельника, сатирического журнала Hara-Kiri, в 1982 году  так описал задачи своего издания: «Нет ничего святого, это принцип номер один. Даже не ваша мать, не еврейские мученики и даже не люди, умирающие с голода. Смех надо всем, яростный и злой, для изгнания старых монстров».   После злой шутки по поводу смерти генерала Де Голля в 1970 году журнал был закрыт властями, но возобновил публикацию в 1981 году под названием Charlie Hebdo. Мягче журнал не стал. Его карикатуристы насмехались не только над политиками, коронованными особами и религиозными лидерами, но и посягали на святыни миллионов людей.  Когда на страницах Charlie Hebdo появлялись карикатуры пророка Мухаммеда с голой задницей и висячими гениталиями, девы Марии с растопыренными ногами или ортодоксального еврея, целующегося с нацистским солдатом, они вызывали гневную реакцию многих читателей. На журнал подавали в суд не только мусульманские, но и христианские организации. В 2011 году в окна еженедельника  неизвестные бросили зажигательные бомбы, а его редакция неоднократно получала угрозы.

На ум невольно приходит  мысль, что дело тут не только в дурном вкусе. Ради эпатажа журнал не гнушался элементарным святотатством. Его публикации можно легко сравнить с перфомансом «Pussy riots»  в храме Христа Спасителя. После терактов в московском метро с человеческими жертвами в журнале появилась такая карикатура: среди пассажиров, входящих в вагон, изображена смерть с косой. Это как бы день спустя после трагедии 7 го января поместить смерть с косой на карикатуре среди  участников того самого трагического совещания в редакции Charlie Hebdo,  расстрелянного террористами.  При этом полной свободы слова у сотрудников издания вовсе не было. В 2008 году известный карикатурист Сине высмеял 21-летнего сына президента Саркози, бонвивана Жана Саркози.  Тот обручился с наследницей крупнейшей французской сети бытовой техники Darty Джессикой Сибун-Дарти и решил ради этого перейти в  иудаизм. Свою карикатуру Сине сопроводил фразой «Этот малыш далеко пойдет». Главный редактор Charlie Hebdo Филипп Валь счел эту фразу антисемитской и под этим предлогом уволил Сине из журнала. После этого состоялись два судебных процесса, оба из них карикатурист выиграл. На работу в Charlie Hebdo он уже не вернулся, но основал свой журнал, такой же противоречивый. В минувшую среду специальный, первый после теракта номер Charlie Hebdo вышел пятимиллионным тиражом на 16-та языках, включая арабский и турецкий (прежний тиражбыл 60 тыс.) – помогли пожертвования — и опять с карикатурой на пророка Мухаммеда на обложке. Пророк держит табличку с надписью Je suis Charlie. Карикатура уже вызвала протесты руководителей мусульманских стран.  Понятно, что недовольны 20% жителей Франции мусульманского вероисповедания, а так же и другие французы, которые все чаще задаются вопросом: «Зачем нужны новые провокации?».  Автор этих строк, как и всякий профессиональный журналист, считает себя сторонником свободы слова, но и не менее убежденным противником пошлых, оскорбительных или лживых публикаций.  К свободе слова они никакого отношения не имеют.  Cкорблю по погибшим, но в то же время декларирую: Moi, je ne suis pas Charlie.

 

Advertisements
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: