RSS

ГРАФ НИКОЛАЙ ПАССЕК

22 Дек

«Остров Монреаль», декабрь 2012

ОБРЕТЕННАЯ ПАМЯТЬ О РУССКОМ КОНСУЛЕ


Латинская пословица habent sua fata libelli — и книги имеют свою судьбу – как выяснилось, относится и к статьям. После того, как в нашем журнале была опубликована статья «Дом под двуглавым орлом» о здании первого русского консульства в Монреале, я получил письмо из… Австралии. Его автор, публицист и исследователь Марина Поллард, указала мне на ошибку в отчестве одного из первых консулов Императорской России в Монреале М.М.Устинова, дальнего родственника митрополита Виталия Устинова, архиепископа Монреальского и Канадского.

Оказалось, что Марина серьезно занимается историей русских консульств  и даже написала повесть «Последний Консул», прототипом героя которой стал последний Генеральный консул Российской империи в Австралии и Новой Зеландии Александр Николаевич Абаза, служивший в период с 1910 по 1918 год. Марина прислала мне эту повесть. Трагическая история любви консула к красавице Кири, дочери военного вельможи короля Сиама, написана столь легко и увлекательно, что читается  безотлагательно до самого конца. Помимо всего прочего, в повести масса исторических деталей о Сиаме и о жизни дипломатов того времени. Надеюсь, что она будет опубликована. При чтении этой чистой прозы невольно приходит мысль, что постмодернизмом нас в последнее время несколько затюкали…

Во время нашей переписки Марина cообщила, что Монреале похоронен русский  консул Николай Помпеевич Пассек и приложила вырезку с некрологом  о нем из не существующей ныне газеты «The Toronto Sunday World». В краткой заметке, датированной февралем 1914 года сообщалось, что граф де Пассек, назначенный Генеральным консулом в феврале 1913 года,  скончался в Монреале вдали от родины, без жены и наследников, которые могли бы передать потомкам его имя.

Занимаясь историей Пассека, я все больше открывал о нем много интересного.  Действительный статский советник. Выходец из дворянского рода, переселившегося с свое время из Богемии в Литву, а затем в Смоленскую губернию, Пассек получил среднее образование в Великобритании, после чего закончил юридический факультет Московского университета. Начал служить в Российском МИДе, затем работал в частных промышленных предприятиях, потом снова вернулся в МИД. Будчи в 1900-1902 году генеральным консулом в Австралии, он в 1901 году присутствовал в Сиднее на официальной церемонии провозглашения Австралийского Союза, а  в Мельбурне — на открытии парламента нового британского Доминиона. На картине Тома Робертса, изображающей  эту церемонию, Пассека можно видеть на переднем плане крайним слева.  

Затем Пассек более 10-ти лет  был генконсулом в персидской провинции Бендер-Бушир. Это было Богом забытое место,  где консулы только числились, оставляя вместо себя секретарей. Но Пассек прожил там безвыездно весь свой срок. Условия  жизни там были очень плохие. Пассек жил в глинобитном доме, а от несносной жары спасался лишь тем, что слуга снаружи дергал за веревочку, с помощью нехитрого приспособления приводя в движение опахало внутри  комнаты. Во время службы  Пассек составил самую подробную на то время карту Персии с указанием даже почтовых отделений, за что получил от шаха награду и был избран членом Персидской Академии наук.

Главной своей дипломатической задачей Пассек считал ограничение влияния Англии. Где можно, он ставил англичанам палки в колеса. Так, он сорвал визит в Персию вице-короля Индии лорда Керзона,  убедив местного губернатора Ала-уд-Доулэ в том, что он по рангу выше  Керзона и потому не должен ехать к нему первым, как того требовали англичане. керзонПока шли споры, взбешенный лорд Керзон снялся с якоря и убрался восвояси. За свое унижение он отплатил в 1923 году своей знаменитой нотой советскому правительству с угрозой разрыва дипломатических отношений за то, что российские политические агенты в Персии, Афганистане и Индии  ведут против Британии подстрекательскую  кампанию и за преследование служителей церкви в Советской России.  Ну, а тогда  англичане убедили шаха сменить губернатора Бендер-Бушира на более к ним расположенного.  В российском МИДе тоже считали, что юг Персии лежит в сфере интересов Англии, и Пассека отозвали.

Все это нам известно из книги С.В.Чиркина «Двадцать лет службы на Востоке: Записки царского дипломата». Автор лично знал Пассека  и характеризует его, как крайне несдержанного человека, чуть ли не самодура, способного запустить колокольчиком в слугу, не явившегося сразу на его звонок. Но Пассек также был хорошим оратором и обладал способностью убеждать людей. Перед своим отъездом из Персии он еще успел насолить «коварному Альбиону», повлияв на бельгийца Ваффлара, начальника таможен Персидского залива. Ваффлар  под влиянием Пассека  выполнял его указания о том, как с помощью таможенных пошлин следовало сдерживать влияние англичан.

В Монреале  Пассек не успел себя проявить. Уже летом 1913 года было принято решение отправить его генконсулом в Барселону. Смерть дипломата помешала этому назначению. Итак, Пассек должен быть похоронен в Монреале. По логике, его могилу следует искать на кладбище «Мaунт Ройял», где в те времена находили упокоение  протестанты и все прочие, кого по конфессиональным соображениям не хоронили на католическом кладбище «Нотр Дам де Кот де Неж». В конторе кладбища меня встретила довольно милая гречанка. Она попыталась отыскать захоронение, но имени Пассека в списке на было. Тогда к ней на помощь пришла другая сотрудница службы по работе с клиентами по имени Анник Лябри. Она провела более тщательный поиск в какой-то другой системе и – о чудо! – обнаружила могилу Пассека. Могила значится под номером  N 185-N. Вскоре мы оказались перед маленьким протестантским крестом, на котором по-английски было начертано: «Николай де Пассек. Русский Генеральный консул. 20 февраля 1914».

Пока я рассматривал крест, Анник сказала: «По нашим документам, эта могила и участок за ней до сих пор принадлежат Российскому консульству». Вот это открытие! Россия за последние двадцать с лишним лет потеряла множество своих исторических территорий. Слава Богу, приросли хоть этими…

В кладбищенской книге до сих пор сохранился точный адрес Пассека: Tupper street, 957, а не 951, как было ошибочно указано в газетной заметке. На улице Таппер этих номеров больше нет. Я отправился в мэрию и вновь столкнулся с сотрудником, который проявил усердие в поисках. Архивариус Жиль Ляфонтэн выяснил, что нумерация дома в 20-х годах прошлого века была изменена. Тогда там было 6 квартир на трех этажах. Каждая, на английский манер,  имела свой номер. Судя по третьему по счету номеру 957, квартира Пассека была слева на втором этаже. Теперь этот дом носит номер 2085. Дом ПассекаОн полностью перестроен внутри и частично снаружи, в нем сдаются меблированные комнаты. План прежней квартиры исчез во время пожара Монреальской мэрии в 1922 году. На площади, которую некогда занимала квартира Пассека, сейчас расположено десять меблированных  комнат. Так что квартира у консула была большая. От прежнего времени осталась лишь кладка  стен и наличники окон, из которых некогда выглядывал Николай Помпеевич Пассек…Окна Пассека

Благодаря трем людям: Марине Поллард, Анник Лябри и Жилю Ляфонтену мне удалось восстановить одну утраченную страничку русской истории Монреаля. Мне было любопытно, как выглядел Н.П.Пассек? Его фотографий найти не удалось. Есть его изображение в профиль на уже упомянутой картине Тома Робертса, но оно довольно мелкое.

Портрет Пассека сохранился благодаря его дружбе с замечательным русским художником Василием Суриковым. Дело в том, что Пассек был женат на Елизавете Кузнецовой, дочери красноярского золотопромышленника и городского главы Красноярска. Ее отец, купец первой гильдии Петр Кузнецов оплатил обучение своего земляка Василия Сурикова в Санкт-Петербургской академии художеств. Таким образом, семья Пассеков была хорошо знакома с Суриковым. Они вместе наблюдали полное солнечное затмение в Красноярске 7 августа 1887 года. Тогда Суриков написал два этюда к своей картине «Вид Красноярска». Эти этюды были подарены Пассеку. Но владел ими Пассек недолго. Как-то, будучи в мрачном расположении духа, Суриков, находясь в гостях у Пассека, сорвал эти этюды со стены и разорвал их в клочья…  Из той поездки 1887 года в Красноярск Пассеки и Суриков возвращались вместе. Путешествие на пароходе было длинным. Спасаясь от сырости, гости собирались в столовой. Там Суриков написал  акварель «В столовой на пароходе». За столом сидит всего один человек: Николай Помпеевич Пассек. Так мы знаем, как он выглядел. Эта акварель находится сейчас у потомков В.И.Сурикова.

Будчи дипломатом, Пассек всегда защищал интересы Русской православной церкви. Я подумал, что, как православного,  его должны были отпевать в Петропавловском соборе в Монреале, который тогда был единственной русской православной церковью в городе. По моей просьбе настоятель собора отец Анатолий заглянул в метрическую книгу 1914 года и, как и ожидалось, обнаружил  в ней запись о том, что 10 февраля 1914 года (все записи тогда велись по старому стилю) в церкви было совершено отпевание скончавшегося от аппендицита Русского Генерального Консула в Канаде, действительного статского советника Николая Помпеевича Пассека. Отпевание совершал священник Владимир Сакович с иероманахом Агапием.

Тотчас было решено отслужить панихиду. Отец Анатолий предложил это сделать в ближайшую Родительскую субботу, когда поминают всех усопших православных христиан. Это был ненастный ноябрьский день. Моросил дождь. Все соответствовало настроению. С несколькими ближайшими друзьями я стоял у креста и думал, что ведь это впервые за почти столетие, когда над этой могилой вновь звучат слова поминальной молитвы: «Со святыми упокой…»  Странная судьба русского патриота, графа Николая Помпеевича Пассека. Умер на чужбине, и на чужбине же была обретена о нем память. Душа его во благих водворится…
PANIKHIDA-ZHENYA

Заключительная часть панихиды по Н.Пассеку на кладбище  Mount Royal: http://www.youtube.com/watch?v=PDFWh-d5HUs

Статья М.Поллард о Н.Пассеке в австралийской газете «Единение»: http://unification.net.au/articles/read/1568 

О том, что я нашел могилу Н.П.Пассека, я тотчас же сообщил в Российское генконсульство в Монреале. 10 февраля 2016 года, в День дипломатического работника России, группа сотрудников генконсульства во главе с генеральным консулом Ю.В.Беджаняном посетила могилу Н.П.Пассека и возложила цветы перед крестом на могиле. Память о замечательном русском дипломате сохранятся по сей день.

Генконсул России Юрий Вартанович Беджанян ставит свечку на могиле Н.П.Пассека

Цветы на могиле

Advertisements
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: