RSS

ПРАВИЛА ПРОЕЗДА

27 Ноя

 

ТУМАКИ В МЕТРО

В этом году в монреальской транспортной системе произошло несколько громких скандалов на языковой почве. Все они привлекли внимание журналистов. Последний был настолько возмутительным, что руководству метро пришлось начать по его поводу официальное расследование. Делом занялась также полиция.

Инцидент произошел у билетной кассы станции метро De La Savane. Пассажирка Мина Барак попыталась купить билеты в автомате. Автомат деньги взял, а билеты не выдал. Девушка – ей 23 года — по-английски обратилась к кассирше за помощью, но та отказалась ее обслуживать, произнося при этом фразы, вроде: «Убирайся назад в свою страну» и «В Квебеке мы говорим только по-французски».

Мина позвонила в дирекцию метро и подала официальную жалобу, а затем сообщила об этом кассирше, добавив, что постарается сделать все, чтобы та была уволена. Кассирша выскочила из будки, одной рукой  захватила Мину за шею, а другой стала наносить удары. Все это произошло на глазах выходившего из метро Джами Соломона. Тот тотчас позвонил в полицию по номеру 911 и стал стучать по турникету, требуя прекратить безобразие. Другой пассажир вмешался и оттащил Мину от кассирши, которая, по словам Джами, напоминала потерявшую над собой контроль маньячку. Скандал получил огласку. Руководство Монреальской транспортной компании  (STM) отреагировало заявлением, что языковой закон  101 не требует от служащих знания других языков, кроме французского, но оскорбление пассажиров или отказ их обслуживать недопустимы.

Спасибо и на этом. Только случай этот далеко не единичный. Скандал произошел всего несколько недель после того, как руководство монреальского метро заставило одного кассира убрать самодельное объявление у кассы: «Au Québec c’est en français que ça se passe!», что приблизительно можно перевести, как «В Квебеке мы ведем дела на французском». Интересно и то, что надпись эта появилась после другого громкого скандала, произошедшего в июне с игроком  монреальской футбольной команды «Импакт» Мигелем Монтано. Футболист только недавно приехал в команду и французский пока не освоил. Мигель  обратился к кассиру по-английски с вопросом, как купить билет, и получил ответ, что для этого следует говорить по-французски. Кассир даже  отказался взять у него деньги за билет. Месяц спустя в руководство метро поступила жалоба от пассажира на  двух  сотрудников метро,  заявивших ему, что они «не обслуживают англичан». До этого было несколько подобных скандалов с водителями автобусов.

Все это свидетельствует о нездоровом климате в системе монреальского транспорта, где явно поощряется ксенофобия. Задача сотрудников транспорта – хорошо обслуживать пассажиров, а не заниматься идеологией. Языковая политика руководства метро не соответствует реалиям наших дней. Летом город  полон  туристов. Движение в нашем метро прерывается часто, даже слишком часто при постоянном повышении платы за проезд. Объявления об этом делаются только по-французски. Это странно для страны, где первый официальный язык – английский. Все это уже создает сложности для туристов. Если они еще узнают, что им вдобавок могут надавать тумаков за незнание французского языка, захотят ли они посещать Монреаль? Между прочим, министерство туризма сейчас сетует, что американских туристов в Квебеке стало меньше. Может быть не только из-за высокого курса канадского доллара? О ксенофобии квебекских националистов в Квебеке к югу от границы уже наслышаны…

То, что эта кассирша не должна работать с пассажирами – очевидно. Сейчас она находится в больнице и объяснять произошедшее отказывается. Причина ее госпитализации неизвестна, но  не исключено, что она скрылась в больнице по тактическим соображениям. Профсоюз у транспортников сильный, легко можно оформить себе стресс и  взять длительный больничный отпуск с сохранением жалования за наш с вами счет… Потом, когда все уляжется,  работенку в системе, пусть даже не у кассы, ей наверняка подыщут. Своих не сдают.

Рыба, как известно, гниет с головы. Причем, нельзя сказать, что это голова состоит исключительно из франкоканадцев. Вице-председатель STM — никто иной, как Марвин Ротранд, депутат горсовета от округа Сноудон, знакомый нам тем, что  в прошлом году он проигнорировал петицию, которую подписали 1200 человек, требовавших сохранения исторического района улицы Queen Mary. На словах Ротранд выступает за мультикультурализм и за права меньшинств. Недавно он предложил не проводить заседание горсовета Монреаля в день праздника Йом Кипур, хотя в горсовете всего три депутата-еврея. А как насчет прав половины жителей города Монреаля?  По последней переписи, коренные франкоканадцы составляют в городе менее 50% населения.

Проблему решить просто. Надо обязать служащих метро, работающих с пассажирами,  обслуживать всех, а не только франкофонов. Многие водители, кстати, так и делают. Как написал в «The Gazette» один монреалец, он забыл в автобусе свой ноутбук. Он уже хотел направиться в отдел забытых вещей на станции Berri-UQAM, как ему позвонил водитель автобуса и на хорошем английском сообщил о находке, предложив к определенному времени подойти к той остановке, на которой этот пассажир вышел.  Двадцать минут спустя ноутбук был возвращен владельцу. Так и должно быть.

Если, по словам уже мной упомянутого Марвина Ротранда, закон 101 изменен не будет, но STM  хочет, чтобы служащие метро «гордились тем, что они хорошо обслуживают пассажиров», то одних высокопарных слов для этого мало. Проблема не нова.  Как написал в газету другой читатель, его несколько раз оскорбили в Монреале у кассы метро за то, что он говорил по-английски аж в 1975 году! Это побудило его переехать в Торонто еще до того, как сепаратистская Квебекская партия впервые раз победила на выборах. После  этого начался исход тысяч англоканадцев из Квебека. Он обошелся Монреалю очень дорого. Финансовым центром Канады вскоре после этого стал Торонто.  

Интересно, а много ли «этников» среди руководства STM, помимо г-на Ротранда? Уверен, что немного. В Квебеке надо принять закон Прямого действия (Affirmative action), дающий преимущество при приеме на работу представителям меньшинств, дискриминируемых по признаку расы, религии, пола, сексуальной ориентации и прочего.  Этот закон существует в федеральных учреждениях Канады. В Оттаве гораздо проще найти работу представителю видимых меньшинств, чем белому человеку. В итоге получилась  своего рода дискриминация наоборот, что, конечно же, плохо. В Квебеке по статистике иммигранту или англофону устроится на работу гораздо сложнее, чем коренному квебекцу-франкофону. Дискримация налицо, но это  явное нарушение Квебекской Хартии прав и свобод никого не волнует.

Для решения проблемы с ксенофобией в метро хорошо было бы  принять закон, обязывающий руководство STM изменить практику приема на работу таким образом, чтобы этнический состав служащих компании соответствовал демографической картине Монреаля. В руководстве и среди работников транспортной компании  число коренных франкокандцев не должно превышать 50%. Уверен, что конфликтов с пассажирами  на языковой почве больше не будет. Но даже помыслить об этом в Квебеке – табу! Здесь до сих пор правят бал des Québécois de souche – кондовые квебекцы.

 

 

Реклама
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: