RSS

МОНРЕАЛЬ, КОТОРЫЙ МЫ ПОТЕРЯЛИ

03 Апр

БАРАШЕК НА ПАСХУ ИЛИ  ПРОГУЛКА В ПРОШЛОЕ

Помнится, как в старые времена в пасхальный день по дороге к Архиерейскому подворью на ул. Champagneur, куда мы всегда направлялись с визитом,   можно было увидеть небольшую греческую компанию, которая жарила барашка прямо на улице.  На наш возглас ХРИСТОС АНЕСТИ! компания дружно отвечала АЛИТОС АНЕСТИ! и приглашала к себе в гараж выпить чарочку узо. Боюсь, что больше такой картины не увидишь.

 В прошлом году правительство Квебека тихой сапой провело закон, лишающий фермеров возможности продавать барашков непосредственно со своей фермы. Вернее, продавать можно, только тогда придется брать за него плату ровно в два раза больше обычной. Выращивание баранов в Квебеке субсидируется правительством приблизительно на 40-45%. Если раньше правительство выплачивало субсидии в зависимости от поголовья стада,  то с этого года – только по весу и только за тех баранов, которые были доставлены на скотобойню или на аукцион. То есть, чтобы компенсировать потерю субсидии, фермер вынужден продавать 20-килограммового барашка не за $100, как обычно, а за $200. Барашка на свои праздники жарят не только греки, но также мусульмане и турецкие евреи. Конечно, не все покупают его у фермеров;  замороженного новозеландского ягненка можно заказать в супермаркете Loblaws или в специализированных магазинах, можно даже купить его непосредственно на скотобойне, но это уже не то.

Старожилы Монреаля не могут не помнить улицы Saint Laurent тридцатилетней давности. Это было единственное место, где в те времена можно было приобрести восточноевропейские продукты. В булочной «Saint Laurent» покупался ржаной с хрустящей корочкой хлеб kimmel, то есть с тмином, выпеченный в настоящей кирпичной печи, в магазине «Slovenia» или «Sepp» – колбаса, у Вальдамана – рыба. Разнообразие выбора в магазине братьев Вальдманов было легендарным, вплоть до морских черепах в садках. А цены были просто смешные. Помню, как я не поверил своим глазам, когда увидал на лотке свежую осетрину по 97 центов, а рядом  треску по $3.25 за фунт. Севрюга, которая сейчас стоит около $40.00 долларов за килограмм, тогда в Квебеке не ценилась. Была востребована, естественно, черная икра, но местную икру с реки Святого Лаврентия продавать было запрещено: ее у рыбаков по кабальному договору на корню скупали американцы. Стоило, правда,  постучать в конторку магазина и с заговорщицким видом тихо спросить: «Икра есть?», как тебе доставали из тайничка банку икры весом в 250 граммов, давали пробовать, и ты,  заплатив тридцатку, мог есть ее дома хоть ложкой… Там же рядом, на улице Roy была лавка с живыми курами. Они кудахтали, словно приглашая покупателя приобрести свежую курицу, которую, кончено же, не пичкали ни антибиотиками ни гормонами. Ее ощипывали и потрошили для вас тут же на месте.

Вскоре продажа живых кур была запрещена, вроде бы по соображением гигиены. Затем санинспекторы потребовали от владельцев колбасных магазинов, чтобы абсолютно все продукты, включая копчености, хранились только в холодильнике или в морозилке. Это было катастрофой. Копченая колбаса в холодильнике теряет вкус и покрывается слизью. Она должна висеть на открытом воздухе и постепенно усыхать, становясь только вкуснее. Откуда людям, выросшим на путине и туртьере, было знать тонкости европейской кухни? Они серьезно полагали, что та  резиновая колбаса и ветчина, которые продавались в супермаркетах, были для нас полезнее. В Монреале началась кампания по спасению европейских магазинов. В ней участвовал известный гуру монреальской богемы 60-х годов, ныне покойный журналист Ник Ауф дер Маур (Nick Auf der Maur). Удивительным образом, колбасы удалось отстоять. Но только на улице Сент Лоренс, как ее тогда называли иммигранты на английский манер. Если те же копчености захочет у себя развесить кто-нибудь из владельцев магазина в другом месте – он может столкнуться с неприятностями. Затем была попытка запретить сыры из не пастеризованного молока. Слава тебе, господи, и она провалилась.

Перед тем, как сесть за эту статью, я совершил ностальгическую прогулку по историческим кварталам на улице Сент Лоренс. Держится магазин «Slovenia», держится венгерский магазин «Fairmont», «La Vielle Europe», все так же хорош неизменный «Schwartz» и манит вкусным запахом португальский «Coco Rico» с курами на вертеле в витрине… Но закрыт «Вальдман», давно нет «Варшавы» – удивительного овощного магазина с вывеской «Warschaw», то есть, непонятно, на каком языке. Там помимо овощей и фруктов продавалось все – от посуды и горшков для цветов до деликатесов и вкуснейшей пряной селедки из большой бочки. На том месте, где продавали кур, теперь  торгует дичью компания «Fernando». Кабан, олень, страус… А все-таки жаль, что нет рядом тех самых живых кур. Жаль, что нет углового магазинчика, хозяин которого по имени Стэнли как бы невзначай начинал петь «Катюшу», стоило только переступить порог и заговорить по русски. У Стэнли всегда бывал великолепный копченый сиг (whitefish) по $5.00 за целую рыбину.

Улица Saint Laurent не могла бы сохраниться в том виде, какой она была тогда. Кто сегодня специально потащился бы туда за хлебом kimmel, когда в том же «Ella’s Daily» сейчас такой выбор хлеба, какой нам в те времена и не снился! Помимо нескольких сортов хлеба собственной выпечки, в том числе и с тмином, там даже есть мой любимый ржаной немецкий и белый австрийский. При всем разнообразии тех магазинов на Сен Лоране, такой немецкой кровяной колбасы, которую можно купить в «Абсолюте», не было тогда нигде, да и сейчас нет в других магазинах. Столь нежного копченого палтуса, какой бывает в «Crazy Chris», в те времена тоже не было, хотя свою коптильню на  Сен Лоране попытался открыть некий Саша Бер,  затем переехавший в Торонто. Собственно, в любом русском магазине сейчас можно купить все, что нам нужно для стола. Недавно я был приятно удивлен, когда в своем супермаркете IGA увидел колбасу «Rosette»  из Франции. Это лучшая из всех французских колбас. При всей моей ностальгии по тем временам, должен признать, что все изменения были к лучшему. Мы сейчас живем разнообразнее, чем тогда. Нам не надо ехать в «Van Houtte» на ул.Laurier, чтобы купить кофе в зернах – он сейчас есть везде — или соизмерять свое желание выпить настоящего кофе с часами работы ныне несуществующего венгерского ресторана «Сoffeе Mill» – тогда это было единственное место в центре Монреаля, где можно было получить espresso.

И все таки обидно, что исчезло или  исчезает то, что вполне можно было бы сохранить.  Как, например,  возможность приобрести барашка у фермера. Пока это еще можно сделать по ту сторону онтарийской границы. По дороге в Оттаву красуется  объявление о продаже барашка прямо на ферме. В Онтарио это еще доступно.

Реклама
 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: