RSS

ИНТЕРВЬЮ С ГЛАВОЙ РПАЦ МИТРОПОЛИТОМ ВАЛЕНТИНОМ РУСАНЦОВЫМ)

15 Фев

Международное Канадское Радио, 15 февраля 2009

ГОНЕНИЯ НА ПРАВОСЛАВНЫХ

«Правослвие или смерть!» Черный флаг с таким девизом вот уже свыше 30 лет развивается над стенами известного монастыря Эсфигмену на Афоне. Монастырь находится в осаде. В него не доставляются ни продвольствие, ни медикаменты. Все это из-за того, что братия отказывается поминать Константинопольского патрираха, так как считает его экуменистом и изменником православию. Монастырь окружен полицией, и власти не решаются на штурм только из-за опасений международного скандала.

В середине 80-х годов прошлого века полиция по той же причине захватила Свято-Ильинский скит на Афоне, принадлежавший Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Русских монахов депортировали, не дав им даже возможности взять личные вещи. Представитель Константинопольского патриарха забрал все драгоценности, хранившиеся в скиту еще с царских времен. Затем скит передали «правильной» церкви. Странно, что такое происходит в официально православной стране, но Греция в гонениях на истинно-православных не одинока. Такая же ситуация складывается в Суздале, где власти уже давно подвергают преследованиям верующих Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ) под омофором Митрополита Валентина Суздальского и Владимирского (Русанцева), не принадлежащих Московскому Патриархату. В свое время митрополит Валентин получил епископскую хиротонию в РПЦЗ, и совершил одну из своих первых североамериканских поездок именно в Монреаль, где сослужил митрополиту Виталию в Свято-Николаевском соборе. В те времена РПЦЗ отвергала экуменизм и подчинение светским властям Московской Патриархии. Разноглася с РПЦЗ, где уже назревали перемены, приведшие в итоге к объединению с МП, вынудили м.Валентина обособится и сформировать собственный Синод. В феврале Арбитражный суд Владимирской области принял решение отобрать у РПАЦ сразу 13 храмов. Во время своего недавнего визита в Северную Америку митрополит Валентин дал интервью сотруднику Международного Канадского Радио Евгению Соколову.

— Ваше Высокопреосвященство, насколько я знаю, храмы, которые были переданы Вам в свое время в пользование, представляли собой в принципе руины, и Вы их восстанавливали своими силами. Это так?

— Да. —

Вы ожидали такого решения арбитражного суда Владимирской области?

— Ну, Вы знаете, что на протяжении последних двадцати лет судьба Российской Православной Автономной Церкви не была простой и легкой. Так что постоянно были какие-то трения, постоянно к нам придирались, искали что-то… Но, невзирая ни на что, мы все-таки отреставрировали почти двадцать храмов, это в Суздале и в районе. Когда они стояли, никому дела не было. Это руины. Когда отреставрировали, сразу начали присылать комиссии, начали смотреть документы, начали угрожать вначале, а затем подали судебный иск. И вот уже в марте будет год, как они нас судят за эти храмы. Вместо того, чтобы сказать «спасибо» они, понимаете ли, отсуживают.

— Речь идет, понятно, о гонениях, потому что Вы не принадлежите к Московской Патриархии. Причем, это второй этап гонений, потому что я знаю, что была кампания клеветы, были поджоги, и были даже против Вас физические действия применены, я знаю, что Вы пострадали физически. Кстати, вот это прекратилось, преследование Вас лично?

— К великому сожалению, до сих пор продолжается. Раньше, конечно, писали нецензурщину на храмах, на заборах … поджигали дома, где жили монахи, престарелые люди, инвалиды. Были поджоги и моего дома. Затем было покушение на меня… Спасибо, Господи, за владыку Федора, который отбил… Ну, и тут же приехали из скорой помощи, приехали из милиции, составили акт, но найти – так до сих пор и не нашли.

— Угрозы по Вашему адресу продолжают поступать, владыко?

— Сейчас – да, сейчас по телефону, или же просто, когда идешь, говорят: «Вот, тебя надо пристрелить, вот, таких надо вешать…». Или же по телефону говорят: «Ну что, ты еще живой? До тебя еще пуля не долетела? – Долетит! Не беспокойся, готовься». Вот, такие вот выпады бывают.

— А Вы сообщаете о них властям?

— Безусловно. Каждый раз сообщаю, пишет официально, но – увы и ах! – никаких не предпринимают действий. — Росимущество, которое имеет к Вам претензии, это же государственная структура. Так вот, Институт религии и права сейчас заявил, что в России предпринята попытка ликвидировать одну из православных церквей. По существу, нарушено конституционное право верующих на свободу вероисповедания, поскольку решение суда явно препятствует свободному исповеданию веры. Совсем недавно президент Российской Федерации Дмитрий Медведев во время инаугурации патриарха Кирилла заявил, что в России сейчас свобода совести, это новый этап отношений между церковью и государством. Он, как президент страны, обязан быть гарантом свободы совести. Вы намерены обращаться к нему? — А Вы знаете, что когда он еще был президентом, это Путин Владимир Владимирович, мы неоднократно обращались, но до сих пор нет никаких результатов. Мы обращались и к министру юстиции, обращались в МВД, к министру МВД, обращались к Чайке, прокурору генеральному… но до сих пор никаких ответов нет. Наш голос остается голосом в пустыне.

— К президенту Медведеву будете обращаться?

— Обращаемся, и сейчас вот наши верующие написали письмо, сейчас собирают подписи и отвезут лично туда. Кто там примет или не примет, но вряд ли что – уже суд состоялся, но во всяком случае, обращались и обращаются, и будем в дальнейшем обращаться, во что бы то ни стало добиваться. Именно, уж коли он – гарант Конституции. Так пусть защищает права верующих. Причем, есть в законе, что храмы должны использоваться только по назначению. А у нас их Росимущество отнимает. Что они будут, там служить? Нет. Они не имеют права их использовать, как складское помещение, эти храмы. Значит, они их у нас берут, а потом передают Владимирскому епархиальному управлению Московской Патриархии, потому что мы в их глазах – люди там второго или третьего сорта. А вот государственная религия – это Московская Патриархия. Приоритет дается Московскому Патриархату.

— Владыко, Институт религии и права при Славянском правовом центре считает, что решение суда может быть успешно обжаловано в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Вы намерены продолжать это дело?

— Обязательно. Мы не остановимся ни перед чем. Тем более, я боюсь за своих верующих. Вот в воскресенье собрались там человек 150, и были такие, что готовы отдать жизнь, то есть, одна женщина даже сказала, что мне вот 80 лет, ничего в этом я не теряю, я возьму и оболью себя керосином и сожгу себя в знак протеста. Мы начали уговаривать… так что обязательно, мы напишем и кассационную жалобу в республиканские … да во все (инстанции), будем биться до тех пор, пока не добьемся.

— Как я понял, на поддержку своей паствы Вы рассчитывать можете?

— Безусловно, вот сейчас, как узнали о решении суда, сейчас в три раза больше стали приходить, даже те, которые не приходили раньше, или приходили там раз, два раза в год. А сейчас и соболезнования приходят: «Ой, владыка, где же их совесть? Мы знаем Вас, ну, крепитесь, мы будем молиться…» Вот так, такие вот разговоры идут.

— Владыко, еще один вопрос. Не только Российская Православная Автономная Церковь не принимает экклезиологию Московской Патриархии, так же Российская Истинная Православная Церковь под омофором владыки Тихона (Омского и Сибирского) тоже не принимает. Когда-то Вы вместе входили в Русскую Зарубежную Церковь, потом произошли некоторые расхождения, к сожалению. Вот в такой ситуации не стоило бы все-таки подумать об объединении сил, и, кстати, осенью, когда был Собор Истинной Православной Церкви, там в решениях Собора поддержали суздальских верующих, и был призыв ко всем осколкам бывшей Зарубежной Церкви, не принявших унию (с МП), все-таки собраться, объединиться и какой-то диалог начать. Вы готовы ответить на этот призыв?

— Ну, этот вопрос – архисложный вопрос. С нашей стороны возражений, конечно, нет. Тем более, что у нас нет больших таких разногласий. К великому сожалению, мы проповедуем любовь, а сами так не поступаем. Мы говорим о чистоте и об истине нашего вероисповедания, а сами боремся не за истину, не за чистоту, а вот боимся потерять кресло, боимся потерять свою значимость. Вот это очень плохо. Конечно, безусловно было бы хорошо, если бы все собрались за круглый стол, как говорится. В одной встрече не решится этот вопрос, но – второй раз, третий раз, соединиться, иметь служение. Пусть, как в епархиальном управлении. Там в одной епархии, в Краснодарской – свой архиерей, а в Ставропольской – свой, в Московской – свой. Но они когда встречаются – они служат. И мы так. Пожалуйста, пусть будет в Одессе, пусть будет в Сибири, пусть будет в Суздале… Главное, чтобы между нами была братская любовь. А потом уже со временем собраться и уже выбрать, как говорится, единого первого из всех архиереев.

— Владыко, в чем проблема? Никто не может сделать первый шаг? — Видимо, да. Я, к великому сожалению, немного отошел от этого, потому что я вижу, они грызутся там между собою, друг друга анафематствуют, проклинают друг друга, не признают, в общем, сеют, в кавычках, «любовь братскую». Вот я смотрю на это со стороны, и ужас меня берет. Никто пока ничего не предпринимает.

— Ну, понятно, есть у нас юрисдикции, где, действительно, они считают благодатными только себя, а остальных всех — раскольниками. Но, если говорить о Русской Истинно-Правослвной Церкви – РИПЦ – во главе с владыкой Тихоном, то там такого нет. По моему, у вас нет никакой разницы в экклезиологии. И все-таки, с их стороны прозвучал призыв ко всем обломкам РПЦЗ, и, в частности, к вам тоже. Вы готовы ответить конкретно на этот призыв?

— Безусловно да. Пожалуйста, пусть приезжают или же назначают – мы приедем для собеседования. Видите, даже в этой юрисдикции, преосвященного Тихона, вот недавно опять раскол произошел, идем по пути греческой церкви. Там как три, четыре, пять человек архиереев собрались, так опять раскалываются, опять новый синод – и у нас такое же. К великому сожалению, это далеко не похвально.

— Ну, хотя бы, кто может и готов к диалогу, наверное, должны все же начать этот диалог, мне так кажется. Я понимаю, что сейчас первостепенная задача Ваша – это все-таки отстоять ваши храмы. Позвольте, владыко, пожелать Вам успеха в этой борьбе. — Спасибо большое. Я прошу Ваших молитв. С Божией помощью, надеюсь, будет все хорошо.

Реклама
 
Оставить комментарий

Опубликовал на Февраль 15, 2009 в Религия

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: